Шпионская школа

За годы войны в тыл врага было заброшено свыше 3 тысяч наших разведчиков Сотрудники и агенты Смерша направлялись для внедрения в разведцентры и разведшколы абвера и РСХА, в воинские части вермахта. Благодаря им Смерш обезвредил более 30 тыс. агентов гитлеровской разведки, более 3,5 тыс. агентов-диверсантов и свыше 6 тыс. террористов. Было проведено 180 радиоигр с разведорганами противника в целях его дезинформации в интересах Ставки, Генштаба и командования фронтов.

Как это происходило, будет показано на примере одной операции контрразведки Смерша Ленинградского фронта.

Зафронтовой разведчик Козлов Александр Иванович в разведшколе абвера «Сатурн». Сергей Трошин. Историческая живопись.

Но сначала очень любопытный недавно рассекреченный документ. Постановление Военного совета Ленинградского фронта от 2 июля 1943 года, подписанное историческими личностями: Леонидом Говоровым, Андреем Ждановым и Алексеем Кузнецовым – руководителями обороны Ленинграда. Он называется «О координации действий органов разведки и контрразведки в тылу противника на временно оккупированной территории». К лету 1943 года «отсутствие согласованности в работе за линией фронта органов разведки, контрразведки и штаба партизанского движения приводит к вредному дублированию в работе и большому числу провалов агентуры. Это облегчает противнику борьбу с нашей разведкой, создаёт условия для внедрения вражеской агентуры в разведывательные, контрразведывательные органы фронта и партизанские отряды, приводит к неправильному и неполному использованию агентурных возможностей и средств переправы агентуры через линию фронта». Своевременное реагирование командования фронта позволило осуществлять зафронтовую работу согласованно и надёжно.

Агент немецкого разведцентра «Марс»

О контрразведчике Александре Козлове, работавшем в немецкой разведшколе, подчинявшейся абверкоманде 103 при группе армий «Центр» («Сатурн»), в 60-х годах режиссёром Вилленом Азаровым была создана трилогия художественных фильмов: «Путь в «Сатурн», «Конец «Сатурна», «Бой после победы», в основу которой положена документальная повесть Василия Ардаматского «Сатурн» почти не виден».

Гораздо меньше известно о человеке, работавшем по заданию Смерша в абверкоманде 104 («Марс») при группе армий «Север», о которой подробно было написано в «Нашей Версии» № 8. Она вела разведывательную деятельность против частей Ленинградского, Волховского, Калининского, Северо-Западного, 1, 2 и 3-го Прибалтийских фронтов. На Рижской киностудии был снят фильм «Тройная проверка», в основу которого были положены некоторые эпизоды деятельности в тылу врага Мокия Каращенко.

В последних числах июня 1943 года пост боевого охранения 50-й бригады морской пехоты задержал вооружённого автоматом ППШ человека, одетого в красноармейскую форму, пробравшегося через линию фронта в расположение наших войск. Его доставили в отдел контрразведки Смерша Приморской оперативной группы, дислоцированной на Ораниенбаумском пятачке. Документы задержанного были выписаны на имя писаря штаба 71-й отдельной морской стрелковой бригады ефрейтора Щетникова – красноармейская книжка, продовольственный аттестат, требования на проезд по железной дороге Ораниенбаум – Калище, командировочные предписания. А в потайном кармане у него оказались незаполненные бланки этих же документов.

В концлагере «Саласпилс» немецкие фашисты и латышские националисты уничтожили свыше 100 тыс. человек. Там погибли около 7 тыс. детей, у которых насильно брали кровь для немецких солдат

Щетников оказался агентом немецкого разведцентра «Марс» (абверкоманда 104). Он был послан на Ораниенбаумский плацдарм с разведывательным заданием. Сотрудники Смерша стали ждать новых гостей. И через девять дней после задержания Щетникова, поздним вечером 6 августа 1943 года, в отдел контрразведки с переднего края препроводили неизвестного в форме капитана Красной армии, который, когда его задержали, обратился с просьбой к командиру роты доставить его в контр­разведку.

Страницы альбома зафронтового разведчика Смерша Шинкаренко с фотографиями и установочными данными на немецких агентов – курсантов Борисовской разведшколы абвера Из архивово СМЕРШ. Наша Версия: https://versia.ru/za-gody-vojny-v-tyl-vraga-bylo-zabrosheno-svyshe-3-tysyach-nashix-razvedchikov

Шпионская школа как путь спасения

Капитан рассказал контрразведчикам, что он агент абвергруппы 112, добровольно явился с повинной, а документы на имя капитана Давыдова фиктивные и выданы для выполнения разведывательного задания в тылу советских войск. На самом же деле он Каращенко Мокий Демьянович, старший лейтенант-пограничник, попавший в немецкий плен в начале войны. Он рассказал, что служил в пограничном отряде в латвийском городе Вентспилсе. В первый день войны пограничники отправили женщин и детей на грузовой машине в Ригу, а сами остались сражаться с фашистами в составе стрелкового полка. В сражении под Ригой Каращенко был тяжело ранен в руку и в обе ноги и 9 июля схвачен в лесу бандой «айзсаргов» – латышских националистов. На допросе в жандармском управлении Риги Каращенко назвался старшим лейтенантом Никулиным, начальником военно-хозяйственного довольствия строительного батальона.

После излечения в лазарете Каращенко попал в концлагерь «Саласпилс», который в современной Латвии называют воспитательно-трудовым лагерем и в котором немецкие фашисты и латышские националисты уничтожили свыше 100 тыс. человек. Там погибли около 7 тыс. детей, у которых насильно брали кровь для немецких солдат.

В октябре 1944 года, стремясь скрыть эти злодеяния, немцы уничтожили лагерь. Прошёл в нём через голод, издевательства, побои и Каращенко. Узнав, что германская разведка вербует в лагере агентов для шпионских школ, он решил, что это верный путь спасения и возвращения на Родину. Прекрасно осознавая, что за измену может быть сурово наказан, он сделал свой выбор.

Постановление Военного Совета Ленинградского фронта от 2 июля 1943 года «О координации действий органов разведки и контрразведки в тылу противника на временно оккупированной территории» Источник: https://versia.ru/za-gody-vojny-v-tyl-vraga-bylo-zabrosheno-svyshe-3-tysyach-nashix-razvedchikov

С мая по июль 1943 года Каращенко обучался в разведывательных школах в Валге и Стренчи абверкоманды «Марс» и собирал сведения о сотрудниках школ и агентах, подготовленных к заброске в расположение в советский тыл. По окончании учёбы абверовцы отправили его в абвергруппу-112, являвшуюся пунктом заброски агентуры. Там он узнал, что немцев в первую очередь интересует информация о войсках Красной армии, расположенных в районах Ораниенбаума и Новгорода. В конце июля абверовцы переправили на Ораниенбаумский плацдарм агента Щетникова, которого задержали советские солдаты, и собирались направить в район Новгорода двух агентов с заданием по сбору сведений о войсках Волховского фронта. Каращенко рассказал, что начальник абвергруппы-112 капитан Фиш вручил ему фиктивные документы, разъяснил задание и тщательно проинструктировал. Ему было поручено в течение полутора недель узнать о прибытии в район Ораниенбаума новых воинских частей, выяснить их номера, места комплектования, сосредоточения, фамилии командиров.

Так начиналась тщательно подготовленная и блестяще проведённая операция «Возвращение», которая может служить образцом работы Смерша по дезинформации абвера, а через него – военного руководства Германии.

В тыл врага – в качестве советского разведчика

Доверять Каращенко стали не сразу. Контрразведка в сжатые сроки должна была убедиться, что он действительно патриот и при встрече с опытными мастерами шпионажа выдержит перекрёстные допросы и не сорвёт план командования фронта по дезинформации противника. Смершевцы капитан Маковеенко и подполковник Соснихин решили эту задачу в короткие сроки, тщательно проверив все его показания, а также через Москву разыскали документы, характеризовавшие Каращенко по службе в довоенные годы. Они установили место жительства его семьи, о которой Каращенко не знал с первого дня войны, и сообщили ему об этом. Убедившись, что он, испытавший на себе все ужасы пребывания в концлагере «Саласпилс», горит ненавистью к фашистам, за многие годы службы в Красной армии и пограничных войсках получил хорошую закалку, обладает положительными качествами, приняли решение, что ему, бывшему офицеру-пограничнику, можно доверить выполнение сложного, ответственного и опасного задания. Каращенко было предложено отправиться в тыл врага в качестве советского разведчика, что Мокий Демьянович встретил с пониманием и готовностью сделать всё от него зависящее для выполнения задания командования.

Штаб Ленинградского фронта подготовил сведения, которые он должен был передать в абвер. Ему поручалось сообщить, что на правый фланг Ораниенбаумского плацдарма прибыли 142-я отдельная стрелковая бригада, 98-я стрелковая дивизия, а также 227-я стрелковая дивизия или 13-я отдельная стрелковая бригада. Находящаяся на плацдарме 71-я отдельная бригада морской пехоты скоро будет заменена другой частью и отведена в тыл. На днях в неё прибыло пополнение – два батальона морской пехоты, каждый по 800 человек, которые начали тренировки штурмовых действий по высадке пехоты с морских барж. Сообщение между Кронштадтом и Приморской оперативной группой осуществляется на самоходных баржах. Они предназначены для морских десантных операций.



Эта информация должна была убедить командование группы армий «Север» в том, что войска Ленинградского фронта готовятся к наступлению в направлении на Кингисепп, Нарву, для чего на правом фланге Ораниенбаумского плацдарма концентрируются новые войсковые соединения и боевая техника. В ночь на 16 августа Каращенко ушёл за линию фронта.

Всего одна ошибка могла привести к провалу

Чтобы убедить абвер в правдоподобности сведений и закрепить его положение в разведцентре, командование Приморской оперативной группы по распоряжению штаба фронта провело мероприятия, предусмотренные планом дезинформации противника. На Копорском участке были установлены макеты танков и орудий, на берегах Лубенского озера появились костры, в дневное время демонстрировалось сосредоточение воинских подразделений, производилось усиление движения транспорта к переднему краю.

Тем временем в «Марсе» Каращенко тщательно проверяли. А через несколько дней после его возвращения враг начал обстрел района, куда якобы прибыло пополнение личного состава, а затем авиация стала сбрасывать бомбы и мины замедленного действия в места «прибытия» воинских частей, указанные в легенде. Стало ясно, что руководство «Марса» и командование группы армий «Север» поверили сведениям, доставленным их агентом. Смершевцы также полагали, что опытные разведчики абвера обязательно примут меры для их проверки. И действительно, разведгруппы Пскова и Таллина значительно активизировали заброску агентуры в этот район, только в сентябре отправив на плацдарм семь агентов.

Благодаря грамотной контрразведывательной работе все они были задержаны, а трое из них сами пришли с повинной. Смерш принял действенные меры, чтобы ни один агент, ни один перебежчик не сумели перейти линию фронта и вызвать у противника сомнения в достоверности информации, сообщённой Каращенко. Всего одна ошибка могла привести и к гибели разведчика, и к провалу всего плана дезинформации противника, осуществляемого для успешного проведения операции по окончательному снятию блокады Ленинграда. На путях проникновения агентов абвера были выставлены засады, в ряде мест проводилось прочёсывание лесных массивов, в населённых пунктах действовали поисковые группы, была усилена проверка документов, установлен строгий контроль за выдачей командировочных предписаний. Впрочем, о мероприятиях, проводимых в прифронтовой полосе, «Наша Версия» довольно подробно писала ранее.

Наступление советских войск было полной неожиданностью

Для укрепления положения Каращенко и придания убедительности его легенде 29 сентября смершевцы отправили одного из явившихся с повинной агентов абвера обратно. Он должен был подтвердить дезинформационные данные, переданные ранее противнику. Главной задачей, поставленной контрразведчиками фронта перед агентом, а звали его Александр Саперов, так же как и перед Каращенко, было глубокое внедрение в немецкую военную разведку. В это время продолжалась демонстрация концентрации войск на правом фланге Ораниенбаумского плацдарма. Артиллерия имитировала пристрелку целей, а танки – передвижение к переднему краю. Связисты задействовали новые радиостанции, в ночное время разводились костры, авиация производила разведывательные полёты в сторону Кингисеппа и наносила бомбовые удары по пунктам управления противника, велись разведка боем и поиски «языков», в немецком тылу распространялись слухи о грядущем наступлении в районе Копорья.

Легенда о сосредоточении значительных сил на правом фланге Ораниенбаумского плацдарма поддерживалась командованием фронта в течение всей осени и начала зимы 1943 года, что совершенно дезориентировало командование противника, создав у него уверенность, что готовится наступление на Кингисепп и Нарву. Гитлеровское командование приказало усилить оборонительные линии перед правым флангом Приморской оперативной группы, сосредоточив там против плацдарма во второй половине декабря 1943 – начале января 1944 года моторизованную дивизию СС «Нордланд» и моторизованную бригаду СС «Нидерланды».

Наступление войск Ленинградского фронта началось в январе 1944 года не с правого, а с левого фланга Ораниенбаумского плацдарма и завершилось полным разгромом группировки, блокировавшей Ленинград. Как показали пленные, наступление советских войск, начавшееся с левого фланга Ораниенбаумского плацдарма, явилось для них полной неожиданностью. Так деятельность сравнительно небольшой группы военных контрразведчиков позволила отбросить противника далеко от Ленинграда, что имело не только военное, но и огромное политическое значение. 27 января в Ленинграде был произведён салют в ознаменование окончательного освобождения города от блокады, которая продолжалась 872 дня. Приказ победоносным войскам Ленинградского фронта, вопреки установившемуся порядку, был подписан не Сталиным, а Говоровым. Такой привилегии не удостаивался ни один из командующих фронтами во время Великой Отечественной войны.

Так закончились «марсианские хроники»

История Мокия Каращенко, который за «успешное выполнение» задания абвера был награждён фашистским командованием бронзовой медалью, на этом не закончилась. После предоставленного ему отдыха руководство «Марса» предложило Каращенко совершить повторный рейд в расположение войск Ленинградского фронта, но он от этого предложения отказался. Его отказ немцы восприняли крайне отрицательно, выразив ему недоверие. Своего «ценного» агента они подвергли проверке в специальном зондерлагере в эстонском местечке Вильянди. Это был «штрафной» лагерь, где активно работала контрразведывательная абверкоманда 326. Шансы остаться в живых при «обработке» специалистами своего дела у Каращенко были минимальны, но, выдержав все допросы с пристрастием, Каращенко оказался в резервной группе агентов абвера в Тильзите. Всё это время он продолжал собирать сведения о вражеских агентах и одновременно склонял некоторых из них к явке с повинной.

При отступлении фашистских войск в феврале 1945 года Каращенко вышел в расположение советских войск. Позднее вернулся и Саперов. За успешное выполнение важного задания советского командования и проявленные при этом мужество и отвагу Мокий Каращенко был награждён орденом Отечественной войны II степени. Эта награда для человека, побывавшего в немецком плену, подчёркивает, какое значение имел совершённый им подвиг. Так закончились героические «марсианские хроники» разведчика Смерша Каращенко. Кстати, в послевоенное время Мокий Демьянович служил офицером в рядах советских Вооружённых сил и вышел на пенсию по выслуге лет.

Результаты зафронтовой работы Управления контрразведки Смерш 3 Белорусского фронта с 01.10.1943 по 01.04.1944 года

Немного статистики

Ни один план не был раскрыт фашистами

По мере накопления опыта масштабы зафронтовой работы Главного управления контрразведки «Смерш» расширились и стали давать весомые результаты.

С октября 1943 по май 1944 года в тыл противника было переправлено 345 зафронтовых агентов, в том числе 50 перевербованных германских агентов. Из них 102 вернулись после выполнения задания, 57 внедрились в немецкие разведорганы, 26 остались в разведорганах и продолжали выполнять задания советской контрразведки практически до конца войны. К сотрудничеству были привлечены 69 германских разведчиков, из них 29 явились по паролю на советскую сторону. За это же время благодаря личным наблюдениям и показаниям возвратившихся из-за линии фронта агентов сотрудники Смерша задержали 43 германских разведчика, получили установочные данные на 620 официальных сотрудников вражеских разведорганов и 1103 агента. Из них впоследствии были арестованы 273 человека.

Фотографии агентов абвер- группы-102, доставленные в Смерш зафронтовым разведчиком Прядко

Смерш и его фронтовые управления стали широко использовать заброску в немецкий тыл агентурных групп. Перед ними ставились задачи по сбору сведений о разведорганах и спецшколах противника, внедрению в них, а также захвату кадровых сотрудников, их агентов и нацистских пособников. Такая группа состояла из трёх-шести человек. В неё включался оперативный сотрудник Смерша, проверенные, опытные агенты, хорошо знающие местность и способные выполнять роль связных, а также радист для поддержания связи с центром. В 1943 году в тыл противника было направлено 7 агентурных групп в составе 44 человек (22 оперработника, 13 агентов и 9 радистов), подчинённых непосредственно ГУКР Смерш. За время пребывания на вражеской территории ими были привлечены к сотрудничеству с советской контрразведкой 68 человек, а потери во всех группах составили только 4 человека. С сентября 1943 по октябрь 1944 года фронтовыми управлениями Смерша было заброшено на вражескую территорию 10 групп, включающих в себя 78 человек (31 оперработник, 33 агента и 14 радистов). Они привлекли к сотрудничеству 142 человека, 6 агентов внедрились в немецкие разведорганы, были выявлены 15 агентов противника. Благодаря самоотверженной работе военных контрразведчиков ни один стратегический план советского командования не стал известен противнику.

Источник: https://versia.ru/za-gody-vojny-v-tyl-vraga-bylo-zabrosheno-svyshe-3-tysyach-nashix-razvedchikov
Газета «Наша версия» №13 2018: https://versia.ru/gazeta-nasha-versiya-13-ot-2-aprelya-2018
Сергей Гладышев Опубликовано: 02.04.2018
Продолжение.
Начало НЕИЗВЕСТНЫЙ СМЕРШ. «РЕПРЕССИВНЫЙ АППАРАТ» СТАЛИНА ИЛИ УСПЕШНАЯ КОНТРРАЗВЕДКА? Газета «Наша версия» №7 2018