«Афганистан — это Вьетнам для русских». Большая операция ЦРУ

Ввод советских войск в Афганистан  Постановление ЦК КПСС № П 176_125, 12 декабря 1979 г. _ Баварская государственная библиотека (БСБ, Мюнхен)

Ввод советских войск в Афганистан Постановление ЦК КПСС № П 176_125, 12 декабря 1979 г. _ Баварская государственная библиотека (БСБ, Мюнхен)

Сегодня анализ позволяет сделать вывод, что американцы , провели успешную геостратегическую операцию, чтобы втянуть Советскую армию в Афганистан. Став толчком к общему поражению СССР, она служит грозным предупреждением сегодняшнему руководству России, против которой по прежнему задействован огромный арсенал зарубежных спецслужб, в т.ч. для принятия невыгодных стране решений. Это наиболее актуально и в свете событий в Украине.

Эта история может быть поучительна, чтобы сегодня, за принятием невыгодных для страны решений видеть не только некомпетентность и недальновидность некоторых лидеров, но и действия иноспецслужб, адептов геостратегических противников и сил мирового глобализма.

Вся комбинация была направлена не столько на дезинформацию руководства КПСС, сколько на прямые действия по обострению обстановки в ДРА, создание реальных внешнеполитических угроз для СССР, которых и пыталось избежать Политбюро.

В итоге данной комбинации СССР оказался перед выбором — или в «подбрюшье СССР» (как выразился идеолог операции Бжезинский) возникнет огромная зона нестабильности, угрожающая геостратегическим интересам страны, опасностью переноса пламени на южные республики или же вводом войск в ДРА, с помощью более умеренного лидера успокоить разворачивающуюся там гражданскую войну, попытаться наладить мирную жизнь в Афганистане.

Ввод войск не оправдал эти надежды. Это произошло потому, что указанная операция США, стоившая им миллиарды долларов продолжалась до того момента, пока Горбачев не предал нашу страну и союзников. И все же возможно этим решением мы на некоторое время отдалили захлестнувшие потом нас волны межнациональной борьбы, наркоторговли и терроризма.

Советник президента США Картера по национальной безопасности Збигнев Бжезинский утверждал, что американской помощи афганским моджахедам предшествовали усилия США по вовлечению СССР в дорогостоящий и по возможности отвлекающий военный конфликт наподобие Вьетнамской войны. В своём интервью 1998 года французскому журналу Le Nouvel Observateur Бжезинский вспоминал:

Подарок Бжезинському, что висит в его приемной

Подарок Бжезинському, что висит в его приемной

«Мы не толкали русских вмешиваться, но мы намеренно увеличили вероятность, что они это сделают… Секретная операция была отличной идеей. Её результатом стало заманивание Советского Союза в афганскую ловушку… В день, когда Советский Союз официально пересёк границу, я написал президенту Картеру: «Теперь у нас есть шанс дать Советскому Союзу свою Вьетнамскую войну».

Бжезинский автор идеи о ликвидации геополитической мощи СССР путем его развала и расчистки пути для США к становлению единственной сверхдержавой. Будучи собственно одним из творцов американской политики (в роли советника по национальной безопасности), он работает над различными внешнеполитическими проектами, ставящими цель любой ценой вовлечь Советский Союз в долгий и истощающий его ресурсы конфликт. В данном случае это удалось.

Вот более подробный текст этого интервью

В свободном доступе конечно нет подтверждающих документов тому, что США искусно создали предпосылки, заставившие Политбюро ЦК КПСС принять решение о вводе в Афганистан войск.

Однако анализ доступных данных позволяет утверждать, что приведенные слова Бжезинского не пустое бахвальство известного американского геостратега.

Сегодня, когда спустя более 27 лет опубликованы ранее скрытые документы и свидетельства, это становится очевидным.

Можно сделать вывод, что американцы провели геостратегическую операцию, чтобы втянуть СССР в Афганистан, как в ловушку, сделав там для нас «второй Вьетнам».

Великолепный «игрок в шахматы на мировой доске» Бжезинский, если и явился идеологом этой геостратегической операции, ставшей толчком к общему поражению СССР, то для ее реализации был задействован огромный арсенал средств, в первую очередь спецслужб.

Комбинация включала в себя ряд активных спецопераций, дезинформационных и пропагандистких мероприятий, а также специально-политических акций, воздействующих на членов Политбюро ЦК КПСС, принимающих это решение о вводе войск. В дальнейшем ЦРУ, конечно, было привлечено и для развития конфликта, о чем известно гораздо больше, но это уже вторая часть оперкации.

Попробуем восстановить недостающие элементы.

Следует отметить две фазы операции.

1. Создание обстановки, побуждающей втянуться СССР в события в Афганистане путем вооруженного вмешательства.
2. Поддержка антиреволюционных сил и расширение конфликта.

Замысел операции вероятно сводился к тому, что в Афганистане к этому времени еще не созрели предпосылки для победы народной революции. Слишком многукладна еще была страна, слишком пестрые интересы различных групп, слишком сильны мусульманские идеологические течения.

Революция могла привести только к широкомасштабной гражданской войне, в которую следовало втянуть СССР. Даже в случае победы Народно-демократической партии Афганистана, не пользовавшейся широким авторитетом у населения, но конспиративно поддерживаемой СССР с 1965 года, много людей было бы на стороне иных сил.

Емкий анализ противоречий в ДРА представлен в книге Презумпция лжи Александра Маркьянова в виде доклада начальника советского отдела ЦРУ, готовившего операцию по разжиганию войны

Если инициировать активные революционные процессы и втянуть в них СССР, то можно вынудить его к активной поддержке просоветских сил, в том числе военной. Часть населения, не признающая НДПА, станет базой для развертывания гражданской войны. Поддержка этих сил через Пакистан обеспечит длительный вооруженный конфликт с участием СССР, который приведет к дискредитации государства на мировой арене, деморализации его вооруженных сил, отвлечению значительных финансовых сил от созидательной сферы (как и произошло в США в ходе войны во Вьетнаме).

Несомненно, что ЦРУ, а также Бюро разведки и исследований государственного департамента США при разработке операции учитывали расстановку сил в Политбюро, отлично разработанные к этому времени психолого-политические портреты лидеров Политбюро КПСС, изученные стратегии принятия решений.

В качестве поддержки видимо использовались и дезинформационные каналы, по которым доводилась информация о планах США по размещению баз в Афганистане у южных границах СССР, внешнеполитических шагов США, Ирана и Пакистана, иная нужная информация.

Активную помощь оказывала резидентура ЦРУ в Кабуле, которая несомненно располагала позициями как в НДПА, так и других политических движениях. Как известно, вербовка агентуры в среде руководства партий, наиболее близких СССР, являлось приоритетной задачей резидентур ЦРУ в третьих странах (см. например книгу офицера разведки США Филиппа Эйджи «За кулисами ЦРУ»).

Основная ставка в Кабуле видимо делалась на главного агента ЦРУ в НДПА Хафизуллу Амина.

Справка:

Хафизулла Амин родился 1 августа 1929 года. Окончил Кабульский университет. В 1957 году он получил стипендию на обучение при Колумбийском университете в Нью-Йорке (США), где получил степень магистра и был главой афганского землячества.

По полученным резидентурой КГБ в Кабуле данным в то время и началось его сотрудничество с ЦРУ, не прекратившееся и позднее. В 1962 году Амин вновь отправлялся в Штаты, чтобы получить степень доктора философии, где жил три года.

Вернувшись в Афганистан на следующий год в 1966 году он вступает в члены НДПА. Постепенно продвигается к руководству партии. Становится другом ее лидера Тараки.

Следует отметить, что резидентура КГБ СССР в Афганистане обладала объективной информацией о положении в стране, о состоянии демократически-революционных сил, в частности НДПА, о чем информировал ЦК КПСС. Был сделан вывод, что в стране не созрели еще условия для строительства социализма и широкой поддержки революционных процессов населением, которое еще слишком отсталое и раздираемое противоречиями. СССР поддерживал курс на развитие добрососедских отношений с Кабулом, он был заинтересован в стабильности в этой стране.

В связи с этим, ЦК КПСС через резидентуру КГБ СССР в Кабуле на протяжении многих лет постоянно сдерживало горячее руководство НДПА от действий по захвату власти, считая, что это не только не найдет широкой поддержки в стране, но и нанесет удар по движению прогрессивных сил в стране в целом.

В начале 1978 года резидентура КГБ СССР предупредило НДПА о полученной информации о возможном начале репрессий против партии.

Однако 26 апреля 1978 года лидеры НДПА, находившиеся в контакте с КГБ СССР были арестованы. Обращает на себя внимание, что были арестованы именно те лидеры, через которых представители СССР сдерживали НДПА от попыток захвата власти в стране.

Оставшийся на свободе Хафизулла Амин и его единомышленники взяли курс на захват власти.

Примечательно, что резидентура КГБ знала о намеренях по захвату власти и молнировала в центр об этом, указывая, что данные действия носят провокационный характер с целью подставить НДПА под разгром сил безопасности правящего режима.

28 апреля власть в Кабуле была взята НДПА. Амин берет на себя инициативу и обращается к послу СССР за советами по дальнейшим действиям. В связи с тем, что авторитет НДПА недостаточно высок он объявляет о новом курсе страны, смене правительства, не упоминая о роли НДПА, а также о назначении Тараки президентом без указания, что тот является руководителем НДПА.

6 мая новый министр обороны вооружённых сил Афганистана А.Кадыр обратился за советом как поступить с арестованными,которых перевалило за 10 тысяч,ими переполнены все тюрьмы,а они всё поступали и поступали. Для их охраны требовалось много преданных Ревсовету войск. Этот вопрос был вынесен на обсуждение политбюро Андроповым и Громыко. Политбюро согласилось с мнением Андропова направить в Кабул сотрудников КГБ. Был утверждён руководитель советских военных специалистов генерал-майор Горелов Л.Н.

В мае в Кабул прибыла первая группа советских советников спецслужб во главе с Богдановым Л.П. В августе создано представительство КГБ в ДРА для помощи в организации новых органов безопасности и работе по защите нового режима. В сентябре образовано Главное управление по защите интересов Афганистана /АГСА/ на базе Управления национальной безопасности.

В это время на территории Афганистана развертывается настоящая гражданская война, а также обостряются противоречия между двумя крыльями НДПА «Хальк» и «Парчам».

Это используют американцы для развития операции через пакистанскую разведку. Активизируется работа с уходящими от войны в Пакистан племенами. В течении 1978 года в Пакистан ушло более 100 тысяч афганцев.

Операция «Циклон» (англ. Operation Cyclone) — кодовое название программы ЦРУ по вооружению афганских моджахедов во время Афганской войны (1979—1989 годы). «Циклон» является одной из самых длинных и самых дорогостоящих секретных операций ЦРУ, финансирование программы началось с $20-30 миллионов в год и к 1987 году достигло уровня $630 миллионов в год.

3 июля 1979 года американский президент Джимми Картер подписал президентский указ, санкционирующий финансирование антикоммунистических сил в Афганистане.

Одновременно Амин обращается к СССР с просьбой ввести войска. Со времени восстания в Герате афганское правительство направило СССР 19 просьб о военном вмешательстве.

Перечень просьб о вводе войск
При этом Амин уже давно начал действовать вопреки прямым советам посольства СССР. Он развернул по стране активные репрессии против сторонников фракции Парчам — второго крыла НДПА, причем не только путем изоляции в тюрьмы, но и физически устраняя их. В этот период по его же оценке уничтожено более 12 тысяч парчамистов.

Также Амин дал приказ уничтожить (приказ был тут же выполнен) и главного руководителя НДПА Тараки, на которого делало ставку КПСС.

Вот как описывает смерть Тараки военный контрразведчик Александр Марейничев, находившийся в Афганистане с мая 1978 года в ранге советника:
14 сентября 1979 года в городе Кабуле на территории королевского дворца проходила встреча Н.Тараки с советскими представителями, в числе которых были генерал армии Павловский Иван Григорьевич и посол Советского Союза Пузанов Александр Михайлович. Обсуждался вопрос о возможности дальнейшего пребывания в должности председателя правительства Х.Амина.

В процессе встречи М.Тараки по телефону пригласил приехать во дворец Х.Амина. Однако после того как Х.Амин приехал и вошел в здание дворца, раздались выстрелы. В результате был убит сопровождающий Амина полковник Тарун – один из активных участников Саурской революции, приближенный как Н.Тараки, так и Х.Амина.

После инцидента Х.Амин уехал в свою резиденцию, где собрал политбюро НДПА, на котором объявил М.Тараки виновным в убийстве Таруна и подвергнул его домашнему аресту. Спустя несколько дней М.Тараки был задушен подушками и тайно похоронен.

Эволюция внешней политики Амина укрепила опасения советской стороны, подтверждением которых стали действия США и Китая, а также печальный опыт «измены союзника» в Сомали (1977 г.) и Египте (1972-1977 гг.).

Между тем до КГБ через агентов внутри партии была добыта информация, что руководитель Афганистана Хафизулла Амин сотрудничает с ЦРУ и может сблизиться с западными странами, вплоть до размещения военных баз НАТО на территории своей страны.

По каналам резидентуры КГБ в Кабуле поступает информация о возможной в ближайшее время переориентация Амина на США, которая могла стать для него спасительной (прекращение помощи афганским партизанам со стороны США, нормализацию отношений с Пакистаном).

Генерал Николай Леонов (заместитель начальника информационно-аналитического управления ПГУ КГБ): Кабульская резидентура КГБ постоянно намекала, «что он может удрать из страны, как только закончит ликвидацию партии. Подбрасывались сведения о том, что он якобы переводит свои банковские счета и отправляет личные драгоценности в Токио. То, что Амин становится ярым антисоветчиком, было дежурной приправой ко всем телеграммам, которые приходили из Кабула»

Негативное отношение к СССР и слова Амина о необходимости давления на него, Амин высказывает и на встрече с представителями Пакистана.

Руководитель отдела «А» (аналитический) КГБ генерал-майор B.C. Широнин: «Документальные материалы свидетельствовали, что Амин давно вошел в контакт с американской разведкой и взял ориентиры на США. Захватив власть, он тайно обсуждал варианты возможной поддержки Америкой своего режима вплоть до ввода под благовидным предлогом оккупационных войск… В США был, в частности, заготовлен план высадки, по.просьбе Амина, крупного военного десанта с использованием кандагарского аэродрома. Предполагалось оперативно разместить воинские подразделения в Кабульской, а также в некоторых других, в основном восточных провинциях».

В дальнейшем в записке Андропова, Громыко, Устинова и Пономарева в Политбюро, составленной непосредственно после ввода войск, сообщалось: «В то же время имели место попытки наладить контакты с американцами в рамках одобренного Х. Амином «сбалансированного курса». Х. Амин ввел в практику проведение конфиденциальных встреч с поверенным в делах США в Кабуле».

Владимир Крючков, возглавлявший ПГУ КГБ написал в своих мемуарах: «К Афганистану, особенно к его северным районам, проявляли интерес США, Англия, Германия и некоторые другие страны. Они предпринимали постоянные и все возраставшие усилия по ослаблению влияния и позиций Советского Союза в Афганистане»
«по линии КГБ и ГРУ поступали тревожные данные о далеко идущих военных замыслах США по использованию территорий, непосредственно прилегающих к нашей южной границе».

Генерал Дроздов, Управление «С» (нелегальная разведка) ПГУ КГБ: «Внимательный анализ событий 1978/79 годов подтверждал обоснованность тревоги руководства СССР за состояние самых южных границ страны. Изменения в политической жизни Афганистана в 1978 году серьезно обеспокоили противников Советского Союза, ибо затрудняли осуществление их планов. В ЦРУ, например, было решено активно противодействовать укреплению режима Тараки с помощью специально подготовленной агентуры». (Из статьи о вышедшей в начале 2013 года книга бывшего посла Великобритании в Москве сэра Родрика Брейтвейта «Афган. Русские на войне».

Американские разведчики, готовившие агентуру из числа афганцев, утверждали, что создадут международную вооруженную коалицию сопротивления новому демократическому режиму и всеми силами будут добиваться ослабления советского влияния в стране, вплоть до развертывания басмаческого движения в советской Средней Азии.

Таким образом, у границ СССР (протяженностью границы в 2,5 тысячи километров) мог возникнуть агрессивный террористический проамериканский режим, проводящий в отношении Советского Союза политику, подобную политике Китая.

При этом в случае попадания Афганистана под контроль стран блока НАТО или КНР среднеазиатские республики СССР стали бы зоной повышенной уязвимости. Ведь у Афганистана и этих республик был близкий этнический и родственный состав населения. Во многих приграничных местностях, советская граница обладала известной прозрачностью и могла стать местом проникновения иностранной агентуры и криминальных элементов. Кроме того, республики Средней Азии в силу исламских традиций менее других восприняли советскую модель общества, в связи с чем угроза иностранного влияния для них представляла значительную опасность.

Угрозой являлась и реальная возможность развертывания в Афганистане военных баз США, с которых можно было контролировать стратегические объекты и испытательные полигоны в Средней Азии, а также космодром Байконур.

Одновременно Госдепартамент США инициировал кризис в отношениях между Востоком и Западом, озвучив планы о развертывании ракет средней дальности — типа «Першинг», что привело к свертывание «политики разрядки».

Подписанный в июне 1979 г. Брежневым и Картером договор ОСВ-2 не был ратифицирован.

США взяли курс на окончательную нормализацию отношений с КНР, с которым отношения у СССР напротив ухудшались (В мае 1978 г. произошли вооруженные столкновения на советско-китайской границе. Одновременно разразился конфликт между Китаем и Вьетнамом.) В январе 1979 г. были возобновлены дипломатические отношения между обеими странами. Американцы начали поставки вооружений в Китай. Спустя некоторое время Китай предоставил свою территорию американской разведке для сбора информации об СССР.

В этот же период США вводят в Персидский залив американский военный флот. По каналам разведки поступает информация (а возможно, умелая дезинформация) о подготовке вторжения США в Иран, которая оказывает негативное впечатление на руководителей СССР, особенно на министра обороны Устинова.

12 декабря 1979 г. в Москве стало известно о принятом Советом НАТО решении о размещении в Европе американских ракет средней дальности.

В конце дня 12 декабря 1979 года Политбюро ЦК КПСС приняло секретное постановление «К положению в Афганистане». Суть его сводится к тому, что необходимо устранить Хафизуллу Амина, на его место поставить Бабрака Кармаля, а для стабилизации положения послать в Афганистан войска.

Ввод советских войск в Афганистан  Постановление ЦК КПСС № П 176_125, 12 декабря 1979 г. _ Баварская государственная библиотека (БСБ, Мюнхен)

Ввод советских войск в Афганистан Постановление ЦК КПСС № П 176_125, 12 декабря 1979 г. _ Баварская государственная библиотека (БСБ, Мюнхен)

После ввода советских войск в Афганистан и назначения более просоветского президента, Бабрака Кармаля, Картер объявил: «Советское вторжение в Афганистан — это самая большая угроза миру со времен Второй мировой войны».

Главным образом, программа основывалась на использовании пакистанской разведки (ISI) в качестве посредника для распределения финансирования, снабжения оружием и обучения афганских сил сопротивления.

Помимо финансирования со стороны аналогичных программ английской МИ-6 и Специальной авиационной службы, Саудовской Аравии и Китайской Народной Республики,ISI занималась вооружением и обучением свыше 100 000 повстанцев за период с 1978 по 1992 год. Они также занимались вербовкой добровольцев из арабских государств в ряды афганского сопротивления для борьбы с советскими войсками, дислоцированными в Афганистане.

США предоставили два транша экономической помощи и военных контрактов для поддержки Пакистана в его роли в войне против советских войск в Афганистане. Первый шестилетний транш (1981-87) размером в $3,2 миллиарда, был поровну поделен между экономической помощью и военными контрактами. Помимо этого транша в период с 1983 по 1987 год, Пакистаном было закуплено у США 40 самолётов F-16 на сумму $1,2 миллиарда. Размер второго шестилетнего транша (1987-93) составлял $4,2 миллиарда. Из них $2,28 миллиарда были выделены на экономическую помощь в виде грантов или ссуд под низкий процент (2-3 %). Остальная часть суммы ($ 1.74 миллиарда) была предоставлена в форме кредита на военные закупки. Продажам Пакистану неамериканского оружия для ведения войны в Афганистане содействовал Израиль.

Таким образом, стране было предоставлено примерно от 3 до 20 миллиардов долларов США на подготовку и снабжение отрядов афганских моджахедов различного рода вооружением, включая переносные ракетно-зенитные комплексы «Стингер».

Из года в год финансирование программы увеличивалось благодаря активной поддержке некоторых американских политиков и госслужащих, таких как, конгрессмены Чарльз Уилсон и Гордон Хамфри, директор ЦРУ Уильям Кейси и заместитель министра обороны по политике Фред Айкл.

В конце 1980-х, пакистанский премьер-министр Беназир Бхутто, обеспокоенная возросшей силой движения исламистов, сказала президенту Джорджу Бушу: «Вы создаёте Франкенштейна».[15] Адам Дольник пишет, что существуют данные о сотрудничестве Усамы бен Ладена с представителями США в рамках программы помощи афганским моджахедам. По различным оценкам, в войне принимало участие примерно 35 000 иностранных мусульман из 43 исламских стран, многие из которых затем участвовали в террористической деятельности Аль-Каиды.

После крушения Советского Союза, американский стратег Бжезинский выразил свои основные соображения в известной «Великой шахматной доске» (1998). Учитывая уникальное положение Америки на тот момент, что США стали первой и единственной действительно мировой державой» и, отталкиваясь от геополитической концепции Х.Д. Маккиндера («кто контролирует Евразию, тот контролирует весь мир»), Бжезинский заключает: «американская внешняя политика должна продолжать следить за геополитическим аспектом и использовать своей влияние в Евразии таким образом, чтобы создать стабильное равновесие на континенте, где Соединенные Штаты выступают в качестве политического арбитра». Иными словами, им следует использовать свою исключительную мощь для расширения и углубления влияния на Евразийском континенте, которое гарантирует долгосрочность американского господства в мире.

Бжезинский. Великая шахматная доска (Господство Америки и его геостратегические императивы)