Сирия: военная контрразведка против наемников США

Бывший заместитель директора ЦРУ призвал «убивать русских в Сирии» приведя в качестве примера эффективность для таких целей тайных операций по поставкам оружия экстримистам. Можно ожидать, что такая операция готовится в ЦРУ уже сегодня.

Майкл Джозеф Морелл (Michael Joseph Morell) — бывший первый заместитель директора Центрального разведывательного управления, член комиссии по надзору за деятельностью Национальной разведки США знает о чем говорит. Конечно из «профессионального такта» для тележурналистов он сослался на тайную операцию по поставкам разведкой Ирана оружия  шиитским боевикам в Ираке, противостоящим америкнским силам в этой стране.

В более узком кругу несомненно в этом же контексте вспоминается другая секретная операция, когда в 1986 году ЦРУ по тайным каналам стала поставлять афганским моджахедам ПЗРК «Стрингер».

К этому времени ЦРУ наладило обеспечение моджахедов на высокотехническом для того времени уровне. Вот строки из книги исследователя гуверовского института Петера Швейцера (Peter Schweizer) (Reagan’s War: The Epic Story of His Forty-Year Struggle and Final Triumph over Communism):

Виктори

Книгу можно получить в закрытой части
Было просто поразительно, как эволюционировали силы сопротивления за прошедшие пять лет.

Моджахеды сейчас проводили широкомасштабные, тщательно разработанные операции, становившиеся с каждым месяцем все более эффективными. Моджахеды, еще пять лет назад вооруженные дедовскими кремневыми ружьями и охотившиеся только на живые мишени, теперь использовали самые современные системы оружия и атаковали советские воздушные базы. Они использовали новые радиокоммуникационные средства с эффективным радиусом действия до 600 миль. Были оборудованы местные базы связи афганского движения сопротивления в Парване, Паджмане, Мазари-Шарифе и Кандагаре.

Работала сложная система сбора и передачи военной информации. Американские спутники проводили фотографирование всей территории Афганистана, и эта информация передавалась аналитикам в Вашингтоне и офицерам пакистанской разведки на базы близ афганской границы. После обработки данных на региональные базы ISI передавались соответствующие инструкции. Откуда, в свою очередь, инструкции, рекомендации и данные разведки передавались полевым командирам с использованием радиопередатчиков, работающих на непредсказуемо меняющихся частотах с радиусом действия 20-30 миль.

Моджахеды, кроме того, действовали все более эффективно, приобретал опыт в обращении с современными видами оружия в многочисленных учебно-тренировочных лагерях, которые начали создаваться с 1985 года. Тысячи бойцов прошли курсы по обращению с противотанковым и зенитным оружием, по минированию и разминированию, ведению боевых действий в городских условиях, совершению диверсий. Каждый год в этих «школах», именуемых остряками «университетами ЦРУ», обучалось до 20.000 моджахедов.

Однако это не давало нужных результатов, оппозиционные Кармалю силы терпели поражения, особенно в связи с господством советской и афганской авиации, наносившей удары с воздуха. И тогда ЦРУ по тайным каналам передало моджахедам секретные на тот момент установки ПЗРК «Стрингер», которыми США не снабжали и даже своих ближайших союзников по НАТО (кроме Бундесфера). С оружием нового поколения (одни из первых образцов интеллектуального оружия) моджахеды стали наносить успешные удары по воздушным целям. Это ограничило возможности авиации и по мнению многих специалистов оказало существенное влияние на ход событий в ДРА того времени.

Так, «зеленому джину» терроризма, который вышел на свободу дали новое суперсовременное оружие. Уже и потом, когда американцы вошли в Афганистан они попытались скупить оставшиеся комплексы, но даже потратив несколько миллионов долларов полностью вернуть их им не удалось, бесноватый «джин» терроризма не захотел покорно залезать в лампу своих владельцев.

В своме интервью Майкл Джозеф Морелл не случайно заговорил и о «большой проблеме Игил». В контексте разговора звучит, что для США самой большой проблемой является то, что они вынуждены поддерживать лидера Ассада, а не запрещенный в России ИГИЛ.

В развитие этого представляется понятным почему по его мнению (а точнее ЦРУ, которому удобнее излагать ее через высокопоставленного ветерана) необходимы тайные операции по поставкам оружия.

Надо полагать, что «бывший» разведчик не проговорился. Тайные операции находятся под более жестким контролем правительства с момента скандала «Ирангейт», когда по причине ряда провалов операций ЦРУ на весь мир стало известно, что эта организация вопреки эмбарго организовало поставки оружия в Иран, а на вырученные деньги, обходя запреты правительства, покупало и поставляло оружие никарагуанским контрас.

Теперь для получения разрешения на поставки надо получить одобрение Конгресса и Сената, а для тайной операции пройти специальную комиссию Конресса. Впрочем разрешение на поставки обычного вооружения противникам Ассада Сенат и Конгресс дали еще в 2013 году. Тайные операции, как в случае с Ирангейтом могут нанести мощный репутационный ущерб США, если не подготовить общественное мнение. Резонно предположить, что теперь речь может идти либо о тайных поставках более современного серкетного оружия (например более продвинутых ЗРК), либо о поставках оружия непосредственно ИГИЛ.

Из этого можно сделать вывод, что политика России по консолидации сил, заинтересованных в стабильности в регионе чрезывачайна эффективна, что застявляет американцев форсировать тайные операции.

После провала переворота в Турции, который явно был инспирирован спецслужбами, стремящимися провести к власти военных для более эффективной борьбы с Ассадом, бланс вновь качнулся в сторону здоровых сил, стремящихся к стабилизации обстановки. По оценкам турецких властей корни заговора уходили в США к проживавшему там Эрдоган, которого спасла разведка, вовремя предупредившая о перевороте, также примкнул к этой линии, что является еще одним поражением спецслужб США, стремящихся к наращивания хаоса в регионе.

По сооьщению СМИ Владимир Путин и Реджеп Тайип Эрдоган 9 августа провели встречу в Санкт-Петербурге договорились о создании механизма по Сирии, который будет включать дипломатов, военных и представителей разведки.

11 августа первая встреча в рамках этого механизма прошла в Санкт-Петербурге, где по словам руководителя МИД Турции «решили собрать вместе разведку, МИД и военных». Спецслужбы Турции на этой встрече представляет Глава национальной разведывательной организации Турции (MIT) Хакан Фидан.

Это свидетельствует о понимании руководством Турции роли тайных служб в дестабилизации региона. В этом свете для ЦРУ роль тайных операций по поддержке ИГИЛ многократно возрастет.

Президент России Владимир Путин на заседании Коллегии ФСБ России 26.02.2106 поблагодарил спецподразделения за обеспечение безопасности страны и особенно отметил роль военной контрразведки:

«Прежде всего хотел бы поблагодарить вас, всех сотрудников центрального аппарата, территориальных структур, спецподразделений за грамотные действия по обеспечению безопасности и стабильного развития России, в том числе и тех наших товарищей, которые работают по линии военной контрразведки, имею в виду обеспечение деятельности наших лётчиков при проведении контртеррористических операций в Сирии, и антитеррористические подразделения, работающие внутри страны.»

Пожелаем же нашим коллегам, у которых в свете нашего анализ работы только прибавиться профессиональных успехов на благо нашей Родины.