Памяти Бабушкина Юрия Николаевича

Представляем два замечательных рассказа, посвященные светлому человеку, заместителю председателя Совета нашей ветеранской организации Бабушкину Юрию Николаевичу.

Их подготовили для книги “Портреты друзей 2” писатели-контрразведчики: контр-адмирал в отставке СОЦКОВ Николай Николаевич, ранее начальник Управления КГБ-ФСБ Тихоокеанского флота, автор книги “Портреты друзей” и  подполковник запаса РАЦ Серей Васильевич, президент Лиги офицеров запаса госбезопасности. К несчастью материал публикуется авторами впервые в день смерти Юрия Николаевича….

СОЦКОВ Николай Николаевич
Портрет Бабушкина Юрия Николаевича

«Не каждому дано быть добрым, это такой же талант,
как музыкальный слух или ясновидение,
только более редкий».

(Братья Стругацкие)

Писать о человеке, которого знаешь без малого почти полвека, очень тяжело. Слова кажутся какими-то незначительными или наоборот слишком пафосными, все время боишься или чего-то упустить и наговорить лишку, или ругаешь себя за краткость, которая не всегда бывает сестрой таланта. Надо как-то постараться избежать и того, и другого, и третьего. И ещё одно: по замыслу писать я должен о людях неординарных и талантливых, и в первой книге, мне кажется, это удалось. Юра Бабушкин формально не подходит к моей идее: стихи и рассказы не сочиняет, картины не пишет, экстрасенсорными способностями не обладает, т. е. ничего особенного- обычный ординарный или, как еще говорят , заурядный человек, коих у нас большинство. Но это только на первый взгляд. Те, кто хорошо знают Юрия Николаевича, так о нем не скажут.

С первых же дней нашего знакомства, а случилось это в далеком 1972- ом во Владивостоке, куда я был направлен на практику, Юрий Николаевич обратил мое внимание своей общительностью и умением говорить с людьми, и, как говорят оперативники, устанавливать контакты. Со временем я убедился, что это у него не приобретённые в ВКШ КГБ способности, а врождённые, стало быть – талант. Умение общаться дано далеко не каждому, в чем за свою многолетнюю оперативную работу я много раз находил подтверждение. Был у меня один опер на Камчатке, бумаги писать не любил, да и не умел, если честно. Вид у него был какой-то не оперский и больше похож на разгильдяйский, и поначалу мне казалось странным как это он умудрялся регулярно приносить оперативно значимую информацию, всегда находившую своё подтверждение и вызывающее зачастую нервный тик у флотского начальства.  А ларчик открывался просто: опер этот умел общаться с людьми. Во флотской иерархии не так то это просто: есть командиры, начальники, рядовые, у всех разные воинские звания и должности, и разница в одну или две звёздочки всегда имеет значение, я уже не говорю об адмиральских эполетах, перед которыми робеют даже старые морские волки. Так вот опер этот, назову его Федя, находил общий язык и темы для разговора со всеми, ни перед кем не робел и никогда не показывал своё чекистское превосходство. Это был талант. Как-то я заикнулся, кивая на результаты, что рассматриваю Федю в резерв на выдвижение в начальники.

Улыбнулся Федя, как всегда своей обаятельной улыбкой, и говорит: «ну, какой из меня начальник?!- ни выправки, ни лоска, да и за перхоть на тужурке Вы меня часто критикуете, опер я и мне это нравится». Так, несмотря на мои убеждения и то, что Федя своей информативностью перекрывал работу четырнадцати других моих оперов, начальником он не стал. Я не случайно сделал такое отвлечение и рассказал о Феде. Юрий Николаевич своим талантом общения напоминает мне Федю. Правда в отличие от Феди у него и выправка есть, и внешний лоск и перхоть отсутствует.

Кроме таланта общения есть у Юры неподдельное желание помогать людям и приносить пользу обществу не корысти ради. Согласитесь, что в наше время, когда доллар вытравливает у многих все человеческое, такие качества не часто встретишь. А чтобы полезное что- то делать, надо иметь возможности и поддержку. Вот почему Юрий Николаевич и состоит, и непросто состоит, а активно работает во многих общественных организациях. Для наглядности продемонстрирую фотографии некоторых его удостоверений, которые я под благовидным предлогом сделал, знакомясь с личным Юриным архивом.

На отдельных из этих многочисленных общественных должностей я бы хотел остановиться и отметить работу Юрия Николаевича в Лиге офицеров госбезопасности Северо-Западного федерального округа и Лиге ветеранов службы по борьбе с организованной преступностью.

Что касается первой структуры, то он был одним из ее основателей, в этом году ей исполняется 25 лет, но более подробно расскажет обо всем председатель Совета Лиги и президент Фонда Сергей Васильевич Рац. А я постараюсь поведать читателю участие Юры в деятельности второй организации.

Имея хорошие контакты и отношения с ребятами из РУБОПа, а этому, как я уже подчеркивал, способствовал талант общения, ибо не всегда и везде чекистов любят, Юрий Николаевич как заместитель председателя совета Лиги офицеров госбезопасности, вошёл в состав Комитета по реализации проекта «Аллея Славы» и стал одним из тех, кто с гордостью может сказать, что трудился не напрасно. Выдержки с информацией по «Аллее Славы» взяты  из интернета.

«Начинается эта аллея с памятной стелы, на которой высечены слова: «Передний край обороны Ленинграда 1941-1944 гг. Бессмертны в памяти народа имена защитников города Ленина». Вдоль аллеи находятся маленькие белые пирамиды, символизирующие танковые надолбы.

«Берёзовая аллея» Автор фото: Martsabus

      Аллея из березок – это и есть линия фронта, а количество посаженных берез оказалось тоже символично. Их было высажено ровно 900, по количеству дней, проведенных Ленинградом в блокаде.Весь массив Полежаевского парка, по краю которого и проходит эта аллея, до сих пор хранит следы войны.Недалеко от Аллеи есть Братская могила. Недалеко от этой могилы был установлен памятный крест, а сейчас поставлен храм Св. Нины.

Церковь освящена во имя святой равноапостольной Нины, просветительницы Грузии. День снятия блокады Ленинграда пришёлся на празднование памяти этой святой – 27 января, и имя святой Нины прочно связано с освобождением города на Неве.

Возле церкви находится братская могила советских воинов. Их останки были обнаружены при закладке фундамента храма.

 Когда сегодняшние ветераны идут Аллеей Славы, то у каждой из 900 берез найдётся кому остановиться и сказать ей: «Вот в этот из 900 блокадных дней случилась моя горькая потеря».

 Высокими стали березы на Аллее Славы. Деревья растут также быстро как дети, но и те, и другие беззащитны перед войной, сильнее которой только память.

 Спустя двадцать лет после победы, в 1965 году в «Ленинградской правде» появилась статья поэта, участника войны, жителя Ленинграда – Михаила Дудина о том, что нужно создать памятники героям обороны Ленинграда на местах сражений, т. е. на месте линии фронта, кольцом окружавшей город. Эта идея была поддержана руководством города, ветеранами и жителями города. Этот необычный памятник решили назвать «Зеленый пояс славы». Он представлял собой сочетание памятных знаков, обелисков, скульптурных композиций и зеленых насаждений. Общая длина «Зеленого пояса славы» 200 км. На линии бывшего фронта установлено 26 монументов.

«Зеленый пояс славы» проходит по многим районам нашего города, кольцом окружая город. “Дорога жизни” и “Цветок жизни” входят в состав “Зеленого пояса славы”.

 Я привёл только один пример активной общественной и, я бы подчеркнул, весьма полезной и значимой работы Юрия Николаевича Бабушкина, который всю свою жизнь прослужил в особых отделах, именуемых военной контрразведкой.

В обращении к читателю в первой книге я уже давал слово не говорить о службе и служебной деятельности моих героев, но здесь вынужден сделать небольшое отступление, чтобы более ярко нарисовать портрет друга.

Как ранее упоминалось, оперативную практику суждено мне было проходить на эскадре подводных лодок в бухте Большой Улисс. Это черта Владивостока, закрытого в те времена города и порта. Хотелось бы обратить внимание читателя на названия морских бухт, на берегах которых раскинулся этот замечательный город: Парис, Аякс, Улисс, Диомид, Патрокл, Золотой Рог и т.п. Красиво и романтично. Но вернёмся к прозе.

С самого начала куратором мне определили опытного старшего опера Михаила К., но обустройство поручили недавнему выпускнику вышки лейтенанту Бабушкину Ю. Н.

Привёл он меня на знаменитую среди подводников плавбазу «Бахмут», фото которой храню как реликвию. С этой плавбазой у меня связаны яркие ночные переживания, сравнимые разве что с первой брачной ночью, но об этом чуть позже.

Встречали меня по всем правилам флотского гостеприимства. Определили место для проживания, организовали душ, прекрасно сервированный стол в каюте командира. И это все какому-то практиканту, всего лишь старшему лейтенанту.

Лейтенант Бабушкин Ю. Н.

Тогда мне было невдомек, что определяющим во всем был авторитет Юрия Николаевича, за короткое время сумевшего установить контакты с очень многими офицерами эскадры.

Уснул я крепко, яки младенец, на белоснежных простынях в уютной старпомовской постели. Уже не помню, что мне снилось, но часа в два ночи проснулся я от какого-то непонятного щекотания.  Включил свет и с неописуемым ужасом обнаружил, что по мне вальяжно ползают жирные коричневые тараканы, их количество было так огромно, что я поначалу впал в ступор. Потом вскочил, начал их стряхивать и топтать новыми корабельными тапочками, презентованными вместе с «разрухой». по тем же законам флотского гостеприимства.

Много их погибло в той неравной схватке, но сон отпал и победителем я себя не чувствовал. На завтраке в кают-кампании я никому ничего не сказал, хотя командир очень настойчиво интересовался как мне почивалось и не было ли каких-то неудобств. Я не знал, что ответить, но в тоже время решил, что будет неправильным в ответ на оказанное гостеприимство рассказывать про каких-то там тараканов, присутствие которых на кораблях, а тем более на плавбазах, явление обычное и я бы сказал обязательное. Флотские офицеры нередко домой приносили этих усатых тварей в портфелях или карманах шинелей.

Утром за мной пришёл Юрий Николаевич и повёл представлять начальнику отдела. По дороге я поделился впечатлениями от флотского гостеприимства и только вскользь упомянул о тараканах. Вечером, как только я поднялся на борт, прибежал дежурный и попросил пройти к командиру плавбазы. В некотором недоумении я прошёл в знакомую со вчерашнего вечера каюту и увидел накрытый стол. Предложение поужинать было принято с удовлетворением, ночной кошмар уже не казался мне кошмаром. Командир, в звании капитана 3 ранга, был приятным собеседником, и мы не заметили, как подошло время отбоя. Провожая, он пожелал мне приятного сна и выразил надежду, что нынче вряд-ли кто меня ночью побеспокоит. Зайдя в каюту, я почувствовал какой-то инсектицидный запах и понял, что тараканам была объявлена беспощадная война. Как потом выяснилось, Юрий Николаевич, проводив меня к начальнику отдела, тут же вернулся на плавбазу и поговорил с командиром по поводу тараканов. Тут же был объявлен аврал, во всех каютах и помещениях проведена акция по истреблению усатых страшилищ. Этот эпизод, о котором Юрий Николаевич наверняка уже и не помнит, отложился в моей памяти на всю оставшуюся жизнь. Он характеризует его как человека внимательного, заботливого, авторитетного и уважаемого, в чем неоднократно я в дальнейшем убеждался.

Через два дня Миша К., с которым мы уже составили план прохождения практики, торжественно передал меня Юрию Николаевичу, сославшись на решение руководства. Воспринял я это с большой радостью, так как между нами уже возникло какое-то взаимопонимание и уважение. Осознание того, что мне сильно тогда повезло, пришло значительно позже, уже тогда, когда повстречал на своём жизненном пути множество оперативников.

Первое время Юрий Николаевич для скорейшего ознакомления с оперативной обстановкой и получения практических навыков везде брал меня с собой. Более всего меня поражало и порой восхищало его общение с людьми. К примеру, он объявлял, что сегодня идём в учетное подразделение, где он познакомит меня с нужными сотрудниками. Но прежде, чем дойти до нужной двери, он заходил ещё в 5-6 кабинетов, где все ему приветливо улыбались. Перебросившись несколькими, как мне тогда казалось, ничего не значащими фразами, мы шли дальше к поставленной цели. Таким образом, за кратчайшее время он познакомил меня с очень многими и, как позже выяснилось, очень полезными для оперативника людьми. Он не мог пройти мимо какого-то пожилого вахтёра или уборщицы, чтобы не поздороваться и не поинтересоваться здоровьем или успехами внуков. Зачастую в процессе короткой, казалось бы, ничего не значащей беседы, проскальзывала ценная вспомогательная информация. У Юрия Николаевича все это получалось непринуждённо и легко. Этому непросто научиться, это врожденное, а стало быть- талант. Много чего полезного подчерпнул я из той месячной практики, благодаря Бабушкину Ю. Н. и потому считаю его одним из первых своих учителей и наставников. В этой связи вспоминаю начало своей службы в отделе на Русском острове. Приборку по утрам в кабинетах отдела делала у нас баба Катя, женщина для нас в то время казалась возрастной и потому, с чьей- то подачи мы её и стали так называть, а она не возражала. Была она вдовой, супруг, какой-то очень заслуженный мичман, погиб, его хорошо знал наш начальник, так она стала работать у нас. Я любил приходить в отдел пораньше, в этот раз пришёл первым и потому мы с бабой Катей были одни. И тут она протягивает мне три форматных листа бумаги со словами: «вот вчера нашла в урне, посмотрела, а там гриф «сов. секретно», вот решила Вам отдать». Оказалось, что это действительно грифованный, к тому же зарегистрированный у секретаря документ, исполненный одним из наших сотрудников, назовём его Петром Петровичем. Я тогда и спрашиваю бабу Катю: «а что же Вы не отдадите документ исполнителю?!». Ответ ее поразил меня: «он никогда не здоровается со мной и всегда волком смотрит, но жалко мне его, накажут ведь.». Вот тогда и вспомнил я Юрия Николаевича Бабушкина с его умением общаться с людьми.

Документ я отдал Петру молча, он побледнел, руки затряслись. Я ничего не стал говорить ему, только через некоторое время рассказал подробности. После этого отношение его к бабе Кате изменилось.

Итак, месячная моя практика успешно завершилась, я уехал доучиваться в Новосибирск. Потом служба на Русском, два длительных похода в Индийский океан и наше общение с Юрием Николаевичем возобновилось через несколько лет, когда мы оба стали работать в аппарате особого отдела флота. Общение это переросло в дружбу. В свободное время мы часто встречались в Спортивной гавани, куда прибегали поплавать и позагорать. Потом опять были длительные перерывы, связанные с прохождением службы в разных местах.

Одна из военно-морских баз, где проходил службу Бабушкин Ю.

И вот я в Санкт-Петербурге, незабываемая встреча с Юрием Николаевичем, как будто и не было длительного перерыва в наших отношениях. Он принял самое деятельное участие в моем обустройстве, познакомил с Сергеем Васильевичем Рацем, Михаилом Яковлевичем Овсеенко, Анатолием Павловичем Конташевым и другими не менее заслуженными ветеранами. Так я стал членом Лиги офицеров госбезопасности. Здесь я ещё раз убедился, что своего таланта общаться Юрий Николаевич не утратил. Его знают сотни людей, любят и искренне уважают.

Печально, что несколько лет назад ушла из жизни его верная боевая спутница Надежда. Юра очень мужественно перенёс невосполнимую утрату.

Юрий Николаевич всегда с искренним интересом участвует в жизни детей и внуков. Всю свою любовь и заботу дарит маленьким внучкам, а также консультирует и по-доброму дает мудрые советы подросшим и уже самостоятельным внукам.

Жизненная философия Юрия Николаевича заключается в простом, но важном слове любовь!   

Прожить свою жизнь с любовью, подарить любовь детям и окружающим, любить жизнь во всех ее проявлениях, каждый день, замечать прекрасное и доброе в малейших деталях и мелочах, оставить после себя ДОБРО.

И по – прежнему активно участвовать во всех ветеранских мероприятиях.

В музее на Гороховой-2, презентация книги
Н. Соцкова «Портреты друзей»

С. Рац, писатель В. Суродин, Ш. Мавлютов, Ю. Бабушкин
В Доме Союза писателей на Звенигородской-22

Свои 75 Юрий Николаевич отмечал весьма скромно, но зато в кругу самых близких ему друзей. Скромность и умеренность во всем это его ещё одна отличительная черта, вызывающая уважение у окружающих.

Заканчивая рассказ о моем первом учителе, наставнике и друге, хочу пожелать ему доброго здравия, «семи футов под килем и попутного ветра».

А. Евтюков, Анастасия рядом с отцом, Ш. Мавлютов, С. Рац
на вечере в честь 75-летия Ю. Бабушкина

Рассказ  Сергея Раца о своём друге

19 марта общественность России отмечала День моряка-подводника, и в моем воображении возник образ моего товарища Юрия Бабушкина, капитана второго ранга.

На Тихом океане он не раз ходил в дальние походы на подводных лодках разного класса и, конечно, знал историю подводного флота, держал в своей памяти сотни фамилий сослуживцев, многочисленные истории о быте моряков, о героических походах. Одним словом, он прослужил на Тихоокеанском флоте более тридцати лет и, уйдя в запас, переехал с семьей в Санкт-Петербург в начале 90-х годов. Однако необходимо сказать, что он был не просто моряком-подводником, а оперативным уполномоченным Особого отдела КГБ СССР и в его обязанность входило повышать боевую готовность подводных лодок и стойкость экипажей в экстремальных ситуациях. Он и сам попадал в сложные ситуации, являясь таким же членом экипажа, где никому не было привилегий — таков был простой закон моряка-подводника. Под водой — равны все, не взирая, на чины и звания. Юрий Николаевич не раз рассказывал, какие морально-психологические перегрузки испытывал моряк-подводник, находясь в корпусе подводной лодки по несколько месяцев.

Переехав с семьей в Санкт-Петербург, он остался верен традициям и закалке, полученным на службе.  Он всегда любит повторять поговорку: Душа – Богу, сердце – женщине, долг – Отечеству, честь – никому!

В начале 90-х обстановка в Российской федерации была непростой: государство разваливалось на глазах. К руководству страной пришли силы, не являвшиеся национальной элитой, которые

грабили наследие предков, безжалостно попирали традиции, забыв о национальных интересах, уничтожали генофонд страны. В эти трагические для страны и для каждого россиянина дни Юрий Бабушкин не опустил рук, нашел в себе нравственные силы наперекор обстоятельствам остаться самим собой. Он стал одним из основателей общественной организации Лиги офицеров запаса государственной безопасности, бессменным членом Совета и заместителем председателя. Главная задача Лиги – сплотить и поддержать ветеранов государственной безопасности, сохранять лучшие традиции русского офицера, активно пропагандировать героические страницы истории органов безопасности и русского оружия. Юрия Николаевича можно увидеть среди подростков в школах, курсантов училищ, в среде музейных работников. Он опытный организатор сотен мероприятий городского и общероссийского масштаба. Утонченный психолог, имеющий огромный опыт работы с людьми, он также занимался подбором среди молодых и самых достойных людей кандидатов в органы безопасности.  Его сердце всегда открыто для общения, и он всегда готов прийти на помощь не только другу, но и любому человеку, который нуждается  в поддержке и добром слове. Душевная щедрость и открытость, обаяние — главные черты характера моего друга. Я хорошо знаю его семью и что характерно: душевность отца и матери передалась его детям — сыну и дочери, а позднее внукам.

Он очень остро переживал потерю своей любимой супруги Надежды. Но нашёл в себе силы и мужество продолжать активную жизнь.

Юрий Николаевич по-прежнему уделяет большое внимание своим внукам, всей семье. У меня нет сомнения, что представители молодого поколения семьи Бабушкиных станут достойными гражданами России.

Он также очень любит повторять другую поговорку: «Нет уз — святее товарищества». Эта поговорка стала девизом нашей Лиги. Мы желаем тебе, Юра, здоровья на многие годы

Капитан 2 ранга Бабушкин Ю. Н.

Пришло печальное известие о том, что после тяжёлой болезни  ушёл из жизни наш замечательный друг, ветеран контрразведки,  Юрий Николаевич Бабушкин.

 Сообщение об этом грустном событии я оправил всем дальневосточникам и тем, кто знал Юру по службе и общественным делам. Многие  откликнулись и выразили своё соболезнование.  Все, как один, отмечают его глубокую порядочность, исключительную честность и верность  чекистским традициям.  Память о Юрии Николаевиче навсегда останется в сердцах тех, кто его знал.

 

11 мая 2020 года               

                                                                    Н. Соцков    

 

0