Дивизии НКВД и особые отделы НКВД на защите Ленинграда

В преддверии Дня Победы публикуем подготовленную к этому событию статью нашего уважаемого товарища, писателя Сергея Васильевича Раца.

Это результат глубокой исследовательской работы, которую ведет Сергей Васильевич, профессиональный историк, занимающийся этой темой как человек, судьба которого прямо связана с органами безопасности, а корни переплетены с темой исследования. Нельзя не восхищаться образцами мужества и героизма проявленными сотрудниками органов при защите Ленинграда, собранными и представленными фактами, которые, возможно еще ждут должной оценки наших современников и благодарных потомков.

“Дивизии НКВД и особые отделы НКВД на защите Ленинграда осенью 1941 г.”

Статья посвящена 1-й, 2-й, 20-й, 21-й, 22-й дивизиям НКВД, Особым отделам НКВД их взаимодействию и роли в защите Ленинграда в сентябре, октябре 1941 года. На основе архивных данных раскрыто, как в условиях отступления Красной Армии, формировались дивизии НКВД, которые фактически встали последним рубежом в обороне Ленинграда, впервые раскрыты потери дивизий НКВД, их вооружение, урон нанесенный врагу. В статье раскрыты особенности организации, правовая основа деятельности Особых отделов в условиях военного времени, их задачи, взаимодействие с военачальниками дивизий НКВД, специфика деятельности Особых отделов в условиях жесткого противостояния противника с частями Красной Армии.

В связи с поражением Красной Армии в первые месяцы Отечественной войны, в виду огромных потерь среди личного состава, военной техники, вновь НКГБ был объединён с НКВД, и военная контрразведка с 17 июля 1941 года была переподчинена руководителю государственной безопасности в виде Управления Особых отделов.

Особые отделы были наделены чрезвычайными полномочиями: имели право принятия внесудебных решений — расстрела в отношении предателей и паникёров без передачи материалов в военные трибуналы

Одной их важнейших задач Особых отделов было сохранение секретности военных операций и замыслов командования, борьба со шпионажем и предательством в РККА и дезертирством в прифронтовой полосе.
8 сентября 1941 года части 20-й моторизованной дивизии вермахта с боем взяли город Шлиссельбург. С этого момента сухопутная граница вокруг Ленинграда была замкнута гитлеровцами — началась героическая оборона Ленинграда.

В самые трагические дни обороны города на Неве — в сентябре 1941 года — 1-я, 20-я и 21-я дивизии НКВД стояли насмерть, но врага не пропустили.

На лужском направлении в августе 1941 года вступили в бой воинские части, бронепоезда и гарнизоны 2-й дивизии НКВД, по охране железнодорожных сооружений. Дивизия прикрывала действия подразделений Красной Армии и имела в своем составе 51, 52, 80, 82, 109, 110 полки. 22-я дивизия НКВД с боями отступала от Рижского плацдарма. Остатки 22-й и 2-й были включены в 20 и 21 дивизии НКВД.
Основные направления деятельности внутренних войск в военное время были изложены в постановлениях ГКО, Указах ПВС СССР, постановлениях и директивах правительства и ЦК ВКП (б): «О военном положении», «Партийным и советским организациям прифронтовых областей» и другие.

С 28 по 30 августа с учетом сложнейшего положения на Северо-Западном направлении и угрозы захвата Ленинграда врагом был подготовлен оперативный план боев в городе. 30 августа план был рассмотрен на Военном совете фронта в Смольном. [1]

На заседании присутствовали члены совета и приглашенные военачальники: А. А. Жданов – первый секретарь Ленинградского горкома ВКП (б), К. Е. Ворошилов – командующий северо-западным направлением, П. Н. Кубаткин — начальник Управления НКВД по Ленинградской области, командиры дивизий НКВД полковники М. Д. Папченко (21-ой) и А. П. Иванов (20-ой), генерал-лейтенант Г. А. Степанов — начальник пограничных войск и войск охраны тыла Северо-Западного округа, Г. А. Степанов 21 июня 1941 года взял на себя ответственность и объявил боевую тревогу по всем пограничным заставам Северо-Западного округа. Тем самым значительно снизил потери бойцов от внезапного удара немецких войск.

Во время совещания К. Е. Ворошилов приказал в трехдневный срок доукомплектовать личный состав 21 и 20 дивизий. С 22 августа началось формирование 1-й дивизии НКВД. Были также определены рубежи обороны дивизий.

30 августа части 1-ой дивизии НКВД приняли первый бой за железнодорожный узел Мга. Станция была отбита у немцев, но позже после кровопролитного боя вновь перешла в руки противника. Немецкие части, сдерживаемые 1-м и 2-м полками 1-ой дивизии НКВД, устремились на Север к Шлиссельбургу, но на это продвижение у противника ушло восемь дней. В ночь 7 на 8 сентября остатки дивизии оставили город и переправились на правый берег Невы.

Карта с сайта, посвященному битвам в данном районе. Красильников Олег Юрьевич http://samlib.ru/k/krasilxnikow_o_j/handrovo.shtml

На мгинском направлении действовало две дивизии вермахта: 96 стрелковая дивизия, имевшая в своём составе 14,5 тысяч личного состава и 20-я моторизованная, имевшая в своём составе 14 тысяч военнослужащих. Противник на данном участке имел 5-е превосходство в живой силе, массово использовал танки, авиацию, которая господствовала в воздухе.

Г.К. Жуков

Начальником Ленинградского фронта с 11 сентября 1941 года был назначен генерал армии Г.К. Жуков, стратегия которого отмечалась контратаками и десантами Красной Армии в наиболее уязвимых местах противника.

Ранним утром 22 сентября 1941 года первая группа особого отряда 115 стрелковой дивизии форсировала Неву и закрепилась на плацдарме Московской дубровки. Группа состояла из красноармейцев: 1-й стрелковой роты 576 стрелкового полка, 2-го взвода роты Отдельного разведбатальона, 6-я стрелковая рота 638 стрелкового полка – всего по неполным данным около 400 военнослужащих. [2]

За два дня 22 и 23 сентября особый отряд 115 стрелковой дивизии перебросил на левый берег Невы 899 человек. В том числе: 3-й батальон НКВД – 249 красноармейцев, 2-й батальон морской бригады – 328 матросов, 3 стрелковая рота 3 –го батальона морской бригады – 96, минрота – 576 полка – 20, 3-я учебная рота – 48. 1-я стрелковая рота 576 полка – 32 , 6-я стрелковая рота 638 полка – 70. Штаб Менькова – 14, штаб Седых – 26, санчасть – 26.

Противник потерял за два дня боев 3 танка, 13 офицеров, свыше 200 солдат. Взято в качестве трофеев: 13 станковых пулеметов, 14 автоматов, 15 револьверов. Успех первых дней контрнаступления не был закреплен в результате отсутствия танков, артиллерии, резервов, поддержки с воздуха. Подразделения особого отряда с 22 по 23 сентября в боях с противником потеряли до 150 человек.

22 сентября была создана Невская оперативная группа (НОГ) в составе 115-й, 265-й, 177-й, 86-й стрелковых дивизий, 20-й, 1-й дивизий войск НКВД, а также 11 стрелковой бригады, 4 морской бригады, 1, 4, 5 истребительных батальонов для расширения плацдарма на левом берегу Невы и дальнейшего продвижения на Синявино с поставленной задачей уничтожить противника и соединиться с частями Волховского фронта. Начальником Невской оперативной группой (далее НОГ) был назначен генерал-лейтенант П. С. Пшенников.

Оборонительные бои на ближних подступах к Ленинграду. Сентябрь 1941 г. С сайта Уральского государственного военно-исторического музея. http://ugvim.ru/

Начальником Особого отдела Ленинградского фронта был назначен комиссар 3-го ранга П.Т. Куприн. Одной из задач руководства Особых отделов Ленинградского фронта явилась создание чекистских структур во вновь формирующихся дивизиях. Особенностью данного процесса явилась изоляция Ленинградской области от других территорий СССР. В этой связи П. Т. Куприн в подборе кадров опирался в первую очередь на добровольцев сотрудников Управления НКВД по Ленинградской области, выпускников военно-политического училищ, школ младшего начальствующего состава НКВД. Потребовалось более ста сотрудников государственной безопасности для создания Особых отделов в 10 дивизиях народного ополчения. Только за июль и август 1941 года в дивизии народного ополчения было направлено более 200 сотрудников Управления. Всего же за летний период 1941 года в Особые отделы из территориальных органов поступило 1500 сотрудников. Естественно, масштаб такой кадровой работы предполагал теснейший контакт начальника Управления Особых отделов Ленинградского фронта П. Т. Куприна с начальником Управления НКВД по Ленинградской области П. Н. Кубаткиным и партийными руководителями города на Неве.

Формирование 1 дивизии НКВД началось с 22 августа по приказу командующего Северо-Западного направления маршалом Советского Союза К.Е. Ворошиловым на станции Васкелово Ленинградской области из личного состава пограничных отрядов № 3, 7, 33, 102 и частей внутренних войск НКВД Ленинградского гарнизона. Командиром дивизии был назначен бывший начальник 102 пограничного отряда полковник С. И. Донсков. [3]

К моменту первого боя за станции Павлово и Кузьминки, то есть к 31 августа 1941 года дивизия располагала 1, 2, 3, стрелковые полки, 230 артиллерийский полк, отдельный сапёрный батальон, отдельный разведывательный батальон, отдельный батальон связи, отдельный медико-санитарный батальон, отдельная авторота подвоза. Тяжёлая артиллерия и танки отсутствовали. На вооружении находилось: винтовок — 5262, станковых пулемётов — 21, зенитная установка — 1, ручных пулемётов — 67, ППД и ППШ — 25, миномётов (120мм) — 10, (82) — 13, (50мм) — 1, орудий: 76мм — 10, 45мм — 19, автомобилей — 122, лошадей — 336. Дивизия не успела полностью сформироваться из-за стремительного продвижения немцев и имела в своём составе 6342 военнослужащих. Формирование дивизии прервалось 28 августа. За период с 1 по 8 сентября в ожесточённых боях с превосходящими силами противника за посёлки Мгинский, Пухолово, Горы дивизия потеряла 70% личного состава — 4020 человек. Противник массово использовал танки и авиацию, которая господствовала в воздухе.

Например, в журнале боевых действий дивизии за 5 сентября говориться, что в налёте на порядки дивизии в течение дня участвовало более 300 самолётов противника. За этот же период немецкие подразделения потеряли более 1000 человек убитыми. 7 сентября 1-й стрелковый полк дивизии был окружён, но в результате боя ночью прорвался к мосту через Неву в районе посёлка Кузьминки, перешёл на правый берег в составе 900 военнослужащих. Мост был взорван. Этот героический эпизод не позволил немцам сходу ворваться на правый берег Невы и далее к восточным окраинам города. В 9 часов утра 8 сентября, сломив сопротивление 1 и 2 стрелковых полков, немцы захватили Шлиссельбург. С 9 сентября 1941 года дивизия получила задачу удерживать правый берег реки Нева и не допустить её форсирование немецкими частями.[4]

Полкам дивизии неоднократно ставилась задача по форсированию реки Нева и захвата Шлиссельбурга, но в 1941, 1942 годах эта задача не была выполнена. По сей день, заслуга 1-й дивизии НКВД в защите Ленинграда не оценена в полной мере. По состоянию на 9 сентября в дивизии числилось: 1-й стрелковом полку 900 красноармейцев, в 2 и 3 полках 450 и в частях тыла и спецподразделениях 600 человек. В результате боев с 30 августа по 8 сентября 1941 года в дивизии осталось 1950 человек личного состава. Безвозвратные потери в дивизии составили 4020 человек.

В то же время 11 сентября 1941 года до роты пехоты во главе с капитаном Н. И. Чугуновым опытным пограничником ночью форсировала Неву и закрепилась в крепости Шлиссельбург. Рота имела на вооружении два орудия 76 калибра, 2 станковых пулемёта, автоматы и винтовки. Гарнизон в дальнейшем отразил сотни атак противника, не сдал крепость и участвовал в операции «Искра» в январе 1943 года. Капитан Н. И. Чугунов был назначен комендантом крепости и уже через две недели подготовил отделение снайперов, занял достойное место в числе первых организаторов снайперского движения в дивизиях НКВД. На должности коменданта крепости пробыл до начала декабря 1941 года. 1 (46) дивизии в 1944 году присвоено наименование «Лужская» (приказ Верховного Главнокомандующего №038 от 20. 02. 1944).

Шлиссельбургская крепость 1943 Слева разрушенный собор, справа часть административного корпуса Источник: https://img-fotki.yandex.ru/get/756497/224949486.5/0_8afe12_9dbff12d_orig

Командиром 21-й дивизии НКВД с июня 1941 года был назначен полковник М. Д. Папченко. Для пополнения личного состава в 21 дивизию прибыло 1500 сотрудников Ленинградской милиции. Заново был сформирован разведывательный батальон. Основу его составили пограничники, имевшие опыт боевых действий с финнами и немцами в июне, августе 1941 года.

13 сентября части 21 дивизии вступили в бой с превосходящими силами противника. 16 сентября немецкие войска захватили город Урицк. Город неоднократно переходил из рук в руки. Ценой огромных потерь 21 дивизия НКВД не пропустила врага, до завода имени С.М. Кирова оставалось 4 километра. В боях под Урицком М. Д. Папченко трижды лично поднимал в атаку своих солдат и командиров.
Командующий Ленинградским фронтом Г. К. Жуков в своих воспоминаниях высоко оценил действия 21-й дивизии НКВД.

21 дивизия НКВД приказом командующего Ленинградским фронтом от 16 сентября 1941 года была переподчинена и вошла в состав соединений 42 армии. В июне 1942 года ей был присвоен номер и передано знамя 109-й дивизии, оборонявшей Севастополь. В 1944 году дивизия получила почетное название Ленинградская Краснознаменная стрелковая дивизия.

Вот что писала газета «Правда» 5 августа 1942 года: «В трехдневном бою под Пулковскими высотами из своей именной винтовки снайпер Евгений Николаев уничтожил 104 фашистских захватчика». Надо сказать, что ко дню прорыва блокады Ленинграда Николаев уничтожил 324 фашистских солдата и офицера.[5]

Фактически в 21-й и 1-ой дивизиях НКВД зародилось и стало массовым движение сверхточных стрелков — снайперов, которое распространилось по всем частям Ленинградского фронта. По состоянию на 28 января 1942 года в списке снайперов находилось 4200 бойцов. Из их числа в дивизиях НКВД по состоянию на 29 мая 1942 года числилось 464 снайпера. На их счету было 2288 истребленных солдат и офицеров противника. Всего же снайперами Ленинградского фронта только за период с октября 1941 по май 1942 года было уничтожено более 4500 врагов.

22 февраля 1942 года состоялся слет снайперов-истребителей. В торжественной обстановке в Смольном 213 лучшим мастерам сверхметкого огня были вручены именные снайперские винтовки с оптическими прицелами, изготовленные в осаждённом Ленинграде и правительственные награды. Из 21 дивизии НКВД были награждены 23 бойца. Винтовки вручил секретарь ЦК ВКП (б), член военного совета Ленинградского фронта А. А. Жданов. А. А. Жданов зачитал приказ Президиума Верховного Совета СССР о присвоении звания Героя Советского Союза 10 бойцам, у которых счет мести врагу составлял свыше 130 побед. В этом списке были снайперы 1-й дивизии НКВД старшина И. Д. Вежливцев и рядовой П. И. Голиченков. [6]

Красная звезда. Источник: http://vbd-voenkor.ru/upload/002/u204/e/6/9fb699ea.jpg

 

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 26 августа 1941 года за образцовое выполнение задания командования борьбы с германским фашизмом удостоены звания Героя Советского Союза следующие воины войск НКВД: Н. М. Руденко, А. А. Кокорин (посмертно), А. А. Дивочкин — 21 дивизия НКВД, И. Д. Бузыцков, Н. Ф. Кайманов, А. К. Константинов, Ф. В. Михальков, А. В. Рыжиков, К. Ф. Ветчинкин — другие части войск НКВД. Сержант И. Ф. Евтюков командир расчета 76 мм орудия 21 дивизии НКВД за период боев на Лиговском направлении был трижды награжден медалью «За отвагу», прошел в составе артиллеристского полка 21 (109) до дня Победы.

15 января 1944 года части 21 (109) дивизии прорвали оборону фашистского «Северного вала» на Урицком направлении и несколькими днями позже овладели крупными узлами — Урицком, Лигово, и в районе Нового Петергофа соединились с войсками 2-й Ударной армии, действующей с Ораниенбаумского плацдарма.

Сложность оперативной обстановки, сложившейся на начало октября 1941 г. на Ленинградском фронте, иллюстрирует приказ И. В. Сталина № 407. Запись переговоров по прямому проводу заместителя начальника Генерального штаба с командующим войсками Ленинградского фронта. 23 октября 1941 г. Конец 04 ч 25 мин.

“Москва. У аппарата Василевский. А где товарищ Кузнецов?
Ленинград. У аппарата Федюнинский. Товарищ Жданов находится в Ленинграде, товарищ Кузнецов выехал на командный пункт.
Василевский. Прошу принять следующее указание товарища Сталина и немедленно довести до сведения товарищей Жданова и Кузнецова.
«Федюнинскому, Жданову, Кузнецову.
Судя по вашим медлительным действиям, можно прийти к выводу , что вы все еще не осознали критического положения, к котором находятся войска Ленфронта. Если вы в течение нескольких ближайших дней не прорвете фронта и не восстановите прочной связи с 54-й армией, которая вас связывает с тылом страны, все ваши войска будут взяты в плен. Восстановление этой связи необходимо не только для того, чтобы снабжать войска Ленфронта, но и, особенно, для того, чтобы снабжать войска Ленфронта, но и, особенно, для того, чтобы дать выход войскам Ленфронта для отхода на Восток – для избежание плена в случае, если необходимость заставит сдать Ленинград. Имейте в виду, что Москва находится в критическом положении и она не в состоянии помочь вам новыми силами. Либо вы в эти два три дня прорвете фронт и дадите возможность вашим войскам отойти на восток в случае невозможности удержать Ленинград, либо вы попадете в плен.”

Получив 26 октября 1941 года приказ командующего фронтом о форсировании Невы в районе Невской Дубровки, части 20-й дивизии НКВД с марша приступили к выполнению приказа, ее командиром был назначен полковник А. П. Иванов. Полки 20-й стрелковой дивизии НКВД форсировали Неву ночью 26 октября 1941 года, при этом понесли тяжелые потери, влившись в состав НОГ, заменили поредевшие части 115 стрелковой дивизии, находящиеся на «Невском пятачке».[7]

Однако стратегическую задачу по соединению с Волховским фронтом в октябре 1941 года дивизии выполнить не смогли, в том числе из-за отсутствия тяжёлой артиллерии, необходимого количества танков.

Кроме задач, о которых говорилось выше сотрудники Особых отделов частей Ленинградского фронта, находясь в подразделениях переднего края, в случаях потери командиров, брали руководство боем на себя. В этой связи являются бесценными воспоминания С. Г. Исаева бывшего начальника Особого отдела 115 стрелковой дивизии, оперативного уполномоченного политрука Особого отдела 20 дивизии НКВД Б. М. Пидемского.

Обе дивизии находились в порядках Невской оперативной группы (НОГ). Вот как характеризует С. Г. Исаев поведение своих коллег: «Постоянно находясь в частях переднего края под огнем противника, успешно решали возложенные на них задачи, а в критические минуты шли в атаку, участвовали в отражении контратак». Проявили себя героически оперативный уполномоченный Особого отдела политрук А. В. Коновалов, бывший учитель литературы заменил убитого командира. В этом бою был тяжело ранен, награжден орденом Красного Знамени. Участвовал в рукопашных схватках помощник оперативного уполномоченного лейтенант Ф. А. Иванчик. Награжден медалью «За отвагу». Неоднократно с оружием в руках отражал атаки противника оперативный уполномоченный, политрук Д. Д. Рымарь. Удостоен ордена Красной Звезды. Не раз форсировали реку оперативные уполномоченные, старший политрук П. Ф. Ладанов и С. М. Ардышев были награждены государственными наградами.[8]

Оперативная информация в Особый отдел фронта передавалась через связников. Связник Особого отдела 115 стрелковой дивизии рядовой Н.Ш. Хамзин в течение трех недель 200 раз пересек Неву, был дважды ранен, был награжден медалью «За отвагу».
За бои на «Невском пятачке» сотрудник Особого отдела 20-й дивизии НКВД Б. М. Пидемский был награждён медалью «За отвагу».
Погибли смертью храбрых оперуполномоченные лейтенанты С. И. Андреев, В. Н. Виноградов, капитан В. И. Костин — сотрудники Особого отдела 115 стрелковой дивизии.

Хотелось бы назвать имена руководителей Особых отделов частей и подразделений, сражавшихся на «Невском пятачке» в сентябре, октябре 1941 года: 18 октября переправилась 265-я стрелковая дивизия, начальником Особого отдела дивизии был назначен С. Ф. Петров. Начальник Особого отдела 20-й стрелковой дивизии НКВД батальонный комиссар А.П. Кабанов, прибыв на плацдарм, первым делом установил деловую связь с начальником Особого отдела своих соседей 115 стрелковой дивизии С.Г. Исаевым с целью взаимодействия и получения информации об оперативной обстановке. В начале ноября 1941 года на «пятачок» была переправлена 177-я стрелковая дивизия. Особый отдел дивизии возглавлял чекист старший политрук С.М. Алексеев.

Некоторые части вышеперечисленных дивизий после кровопролитных боёв в октябре 1941 года потеряли от 50 до 70% личного состава. Например, за 25 дней боёв с 25 октября по 19 ноября 1941 года части 20-й дивизии НКВД потеряли 74% личного состава, то есть дивизия потеряла из 6908 военнослужащих 5123 человека.[9]

Кроме основной задачи борьбы с агентурой противника сотрудники Особых отделов боролись с дезертирством и паникой, способствовали повышению боевой готовности подразделений. За попытку самовольно покинуть поле боя, было расстреляно сотрудниками Особого отдела 20-й дивизии НКВД 13 человек.

Несмотря на ожесточенное противоборство сторон, сотрудники Особых отделов занимались также зафронтовой разведкой.

С. Г. Исаев, начальник Особого отдела 115 стрелковой дивизии,

В своих воспоминаниях С. Г. Исаев начальник Особого отдела 115 стрелковой дивизии, входившей в состав НОГ, действующей на «Невском пятачке» так описывает взаимодействие сотрудников Особого отдела с руководящим составом дивизии: «Командование дивизии регулярно получало от Особого отдела информацию о недостатках в организации обороны на том или ином участке плацдарма, в материально-техническом обеспечении частей, об отдельных фактах проявления трусости, паникерства и отрицательных настроений со стороны отдельных бойцов. По этим сообщениям командование принимало меры, направленные на укрепление боеспособности».[10]

Хотя бы кратко необходимо сказать о десанте, который высадился на побережье Финского залива в районах Стрельны и Петергофа в тылу фашистских войск 2–7 октября 1941 года. Сводный десант, состоящий из чекистов 20-й и 21-й дивизий НКВД, моряков-добровольцев из Кронштадта нанёс существенный урон технике и живой силе противника.

То есть с 2 по 7 октября 1941 года было высажено 4 десанта батальонов 20-й и 21-й дивизий НКВД при поддержке корабельных батарей Краснознамённого Балтийского флота, 20 танков КВ и 200 добровольцев моряков из Кронштадта. Десант, к сожалению, понёс 100% невозвратные потери. [11]

Дивизии НКВД 1 (46), 20 (92) внесли весомый вклад в прорыве блокады в январе 1943 года, в уничтожение боевых частей вермахта. «Только осенью 1941 года была разгромлена 7-я авиадесантная дивизия вермахта, четыре пехотных, танковая и моторизованная дивизии потеряли от 50 до 70% личного состава».

Несмотря на превосходство группы армий «Север» в танках в 2 раза, в самолётах в 5 раз, в артиллерии в 2 раза, в живой силе командующие Ленинградским фронтом активно применяли тактику контратак и десантов с целью прорыва вражеских порядков.

Выполняя директиву Ставки Верховного Главнокомандования №001919 от 12 сентября 1941, в указанных дивизиях НКВД были созданы отдельные заградительные батальоны (ОЗБ), из расчёта один батальон на дивизию. Батальон подчинялся командиру дивизии и никакого отношения к деятельности особых отделов НКВД не имел. Главной задачей ОЗБ явилось выявление в полосе обороны дивизии агентуры противника, заброшенных с целью совершения диверсий и террористических актов, а также замена частей первой линии обороны. Не было зафиксировано ни одного факта применения оружия со стороны ОЗБ против солдат и командиров Красной Армии.

Только за 1941 год органы военной контрразведки и войска по охране тыла, действующей армии задержали и разоблачили на Ленинградском фронте около 650 шпионов и диверсантов. [12]

Высокая оценка деятельности военных контрразведчиков в годы Отечественной войны дана в книге «История ордена Ленина Ленинградского военного округа», где сказано: «Успешно действовали армейские органы безопасности. В трудной и исключительно сложной борьбе с фашистской агентурой проявили себя чекисты: Д. Г. Гончаров, А. А. Исаков, И. С. Качалов, Д. И. Марков, А. А. Богданов, Ф. И. Веселов, Г. Г. Власов, П. В. Жур, Г. Н. Жутяев, Б. И. Иванов, С. Г. Исаев, Н. П. Лимов, Н. Н. Кошелев, Ф. И. Гусев»

Большой вклад в организацию зафронтовой контрразведывательной работы и в розыск агентуры противника внесли П. А. Соснихин, Д. Д. Таевере, В. Н. Маковеенко, С. И. Холево, Т. А. Чижевский, А. С. Евтюхин, Б. М. Пидемский, Н. С. Павлов, А. А. Муратов, М. А. Поспелов, Т. А. Наливайченко, А. Б. Гайсин. [13]

Самыми кровопролитными были первые месяцы войны — к февралю 1942 г. потери Особого отдела Ленинградского фронта составили около 300 человек [15] В годы войны в Особых отделах Ленинградского фронта служили 2500 чекистов, из них погибло 350 челок. [14] Всего на фронтах Северо-Западного направления погибло 1275 сотрудников военной контрразведки. [16] В Особых отделах 10 дивизий народного ополчения Ленинградского фронта погибло 169 чекистов.[17]

В начале 1942 года погиб начальник Особого отдела Ленинградского фронта П. Т. Куприн. От взрыва бомбы 2 апреля 1942 года по адресу Литейный проспект дом 4 погиб за рабочим столом сотрудник Особого отдела капитан 3-го ранга М. М. Черногоров.
Был тяжело ранен начальник Особого отдела 2-й ударной армии Волховского фронта бригадный комиссар А. Г. Шашков, который попав в окружение, застрелился, но не сдался в плен врагу.

«Только с 22 июня 1941 по 1марта 1943г., за 2 года и 9 месяцев в боях с врагом погибло 3727 армейских контрразведчиков, пропало без вести 3092, ранено 3520». [18]

Всего за годы Отечественной войны на полях сражений и во время проведения чекистско-войсковых операций погибло 6,5 тысяч сотрудников военной контрразведки.[19]

Сотрудниками Особых отделов в прифронтовой полосе и на особо охраняемых объектах был установлен жесткий контрразведывательный режим, режим строгой секретности и сохранения военной тайны.

Не было зафиксировано ни одного факта проникновения вражеской агентуры в штабы Красной армии, на особо охраняемые объекты. Главной задачей Особых отделов явилась борьба с вражеской агентурой, зафронтовая работа по проникновению в разведывательные службы, получения упреждающей информации о стратегических планах нацистской Германии.

Дивизии НКВД 1-я, 2-я, 20-я, 21-я, 22-я внесли весомый вклад в защиту рубежей Ленинграда на Северо-Западном направлении, а с момента начала блокады не допустили части противника в город. Управление Особых отделов Ленинградского фронта в теснейшем контакте с командованием фронтов, частями и соединениями Красной армии в тяжелейших условиях блокадных боев способствовало повышению боевой готовности частей Красной армии, в том числе — дивизий НКВД.

21 дивизия НКВД не позволила прорваться частям вермахта с юга, сорвала попытку немцев сходу ворваться в Ленинград. 21 дивизия НКВД, начиная с 16 сентября 1941, была переподчинена командующему 42 армией Ленинградского фронта, участвовали в десантных операциях, 15 января 1944 года прорвали оборону противника в районе «Северного вала».

1-я дивизия НКВД с 31 августа по 8 сентября, сражаясь с превосходящими силами противника, на восемь дней задержала продвижение немецких частей к Шлиссельбургу, не допустила прорыв немцев на правый берег Невы. С 22 сентября вошла в состав Невской оперативной группы. Участвовала форсирование Невы осенью и зимой 1941 и 1942 года, в операции «Искра» январь 1943 года.

20-я дивизия НКВД своими полками укрепила плацдарм на «Невском пятачке», с 24 октября подчинена командующему Невской оперативной группы. Нанесла врагу тяжелый урон в живой силе и технике, понесла при форсировании Невы тяжелые потери, неоднократно части дивизии участвовали в десантных операциях.

На всех участках, где сражались дивизии НКВД, враг понёс тяжёлые потери. Дивизии НКВД понесли потери от 50 до 70% личного состава, но выполнили свой долг перед народами России.

Кроме основной задачи по уничтожению противника, части НКВД охраняли тыл действующей армии, обеспечивали безопасность Дороги жизни, линий электропередач, бензопроводов, правительственных зданий, линий Правительственной связи, важнейших военных заводов, вели борьбу с диверсантами и парашютными десантами, выявляли дезертиров, проводили мероприятия по предупреждению эпидемий, хоронили тела ленинградцев (23 стрелковая дивизия НКВД и 13 Краснознаменный мотострелковый полк НКВД). Всего в боях с противником с различной продолжительностью с 1941 по 1945 год участвовало 53 дивизии и 20 отдельных бригад НКВД.

Ссылки:
1 «На Урицом направлении, книга первая», Л-д, 1983 г., составитель Болотов М. П. (воспоминания М. Д. Папченко), С. 8-9
2 ЦАМОРФ Ф- 1316, ОП-1, д-1, л. 4
3 ЦАМОРФ Ф- 1150, ОП-1, д-1, л. 2
4 ЦАМОРФ Ф- 1150, ОП-1, д-1, л. 3
5 «На Урицком направлении», книга первая, Л-д, 1983 г., составитель Болотов М. П., С. 66
6 «На Урицом направлении, книга первая», Л-д, 1983 г., составитель Болотов М. П. (воспоминания М. Д. Папченко), С.35
7 ЦАМОРФ Ф- 1259, ОП-1, д-4, С. 1
8 Богданов А. А., Кошелев Н. Н., Родионов А. Н. «Документы свидетельствуют», Изд. «Аврора-Дизайн СПб» 1994. С.60
9 ЦАМОРФ Ф- 1259, ОП-1, д-2, С. 5-6
10 Богданов А. А., Кошелев Н. Н., Родионов А. Н. «Документы свидетельствуют», Изд. «Аврора-Дизайн СПб» 1994. С. 61-62.
11 «На Урицом направлении, часть вторая», Л-д, 1984 г., составитель Болотов М. П. С.72-73
12 «Новая и новейшая история», 1968, №5, С. 100.
13 «История ордена Ленина Ленинградского военного округа» Издание 3-е Воениздат, 1988 г., С. 328.
14 Чернов С. В., «Большой дом без грифа «секретно», М., 2002, С. 62
15 Иванов Л. Г., Правда о «Смерше», М., 2007, С.9
16 На защите безопасности Отечества. Контрразведка Петроградско-ленинградского военного округа в годы войны и мира (1918-1998), С.13.
17 Чернов С. В. «В авангарде отечественных спецслужб», Изд. Русь, 2008 г., С. 34, 38. 39.
18 Плеханов А. М. Солдаты незримых сражений, Изд. «Аква-Терм», 2015, С. 104
19 Зданович А. А. «Комсомольская правда», 20 апреля 2018 г., №43, С. 8-9

 Справка: Писатель Сергей Васильевич Рац родился 13 марта 1951 году в Киргизии в семье военнослужащего, лётчика-истребителя. Детство и школьные годы провёл в столице Киргизии городе Фрунзе (сейчас Бишкек). Его школьные сочинения неоднократно признавались лучшими на различных конкурсах.

В 18 лет Сергей Рац был призван в армию, где стал шифровальщиком, что предопределило выбор профессии. Он окончил Высшую Краснознамённую школу КГБ и Краснознамённый институт КГБ СССР имени Феликса Дзержинского. Служил в Якутии. Принимал участие в уникальных малоизвестных операциях контрразведки КГБ СССР. Имеет звание подполковника запаса.

Сейчас Сергей Васильевич Рац, юрист-правовед, юрист-международник, работает на кафедре конфликтологии Института философии СПбГУ в должности доцента. В 2004 году он защитил кандидатскую диссертацию по теме «Роль государства в становлении социальной безопасности в современной России» – тема актуальна по сей день.

С.В.Рац – президент Фонда поддержки офицеров запаса государственной безопасности и председатель Лиги офицеров запаса государственной безопасности. Под его руководством офицеры тесно сотрудничают с «Музеем политической истории «Гороховая – 2», «Музеем Блокады Ленинграда», «Музеем истории подводных сил России им. А.И. Маринеско».

Дивизии НКВД.

Где линию фронта кромсало,
Навстречу смертельной беде
Верховная Ставка бросала
Дивизию НКВД.По пояс в стальной круговерти
По горло в болотной воде
Стояла бессонно, бессмертно
Дивизия НКВД.

Враг знал, что такие дерутся
Не требуя смен и замен,
И в плен никогда не сдаются,
Считая предательством плен…

Готова всегда для отпора
Высокой она чистоты
Дзержинская сталь, из которой
Куются мечи и щиты.

Стояла под пулями твердо,
Презрев как будто бы смерть,
Орденоносная, Краснознамённая
Дивизия НКВД.

(Автор стиха: Михаил Владимов)

Фото, карты и стихи добавлены редактором сайта

0