110 лет назад созданы КРО Русской армии

20 августа 2021 г в   праздничном номере окружной газете “На страже Родины”, посвященной 157 годовщине создания Западного военного округа, размещена и наша статья “Для безопасности Родины” к юбилею контрразведки – 110-летию создания системы военной контрразведки в войсках Русской армии. Эту статью вы можете прочитать ниже.


Жарким летом 1911 года Военный министр генерал В.А. Сухомлинов утвердил «Положение о контрразведывательных отделениях» и «Инструкцию начальникам контрразведывательных отделений». С этого началось создание системы военной контрразведки во всех военных округах в войсках. 

От крохотного, глубоко законспирированного Разведочного отделения, созданного в 1903 году был сделан существенный шаг вперед в развитии военной контрразведки России.

Конечно и ранее контрразведывательная работа велась не только силами Разведочного отделения. В окружных штабах Русской армии контрразведывательная работа организовывалась под руководством Главного управления Генерального штаба, которое пыталось придать ей упорядоченный характер. Однако средства на эту работу выделялись мизерные. Так, в 1906-1909 гг. на секретные расходы (в основном на разведку) ГУГШ получало 344 160 руб. в год, в то время как только на содержание конюшен и манежа Николаевской академии Генштаба военное ведомство тратило в год по 560 000 руб.

Также вели работу контрразведывательные отделения, подчиненные Департаменту полиции, при этом вести дознание и следственные действия по закону только они и имели право. Однако к 1909 году стало ясно, что результативная контрразведка может быть организована только военными, “чины полиции и Корпуса жандармов без помощи окружных штабов не могут руководить контрразведкой, так как не знакомы с военной организацией нашей и иностранных армий”.

К 1911 году финансирование Русской армии увеличилось. Если в 1908-1910 гг. расходовалось на армию и флот в среднем по 576 млн. руб. в год, то в 1911-1913 гг. эта сумма увеличилась до 716 млн. руб. в год. Военное ведомство подготовило законопроект об ассигновании на “секретные расходы по контрразведке” 843 720 руб. ежегодно до 1921 г. Дума одобрила законопроект и царь утвердил ее решения. В июне 1911 г. военный министр В.А. Сухомлинов утвердили “Положение о контрразведывательных отделениях”, “Инструкцию начальникам контрразведывательных отделений”, ведомость расходов и ряд других документов. Однако на контрразведку военное ведомство в итоге получило лишь 583 500 руб. в год. В итоге общая доля расходов и на разведку и на контрразведку в бюджете Военного министерства была смехотворно мала и составила в 1911 г. – 0,13 процента.

Создаются Контрразведывательные отделения в Петербургском, Московском, Виленском, Варшавском, Киевском, Одесском, Тифлисском, Иркутском и Хабаровском военных округах, а также на основе Разведочного отделения еще одно – Петербургского городского КРО. Для руководства ими учреждена должность помощника делопроизводителя Особого делопроизводства Отдела генерал-квартирмейстера ГУ ГШ, на которую был назначен подполковник Отдельного корпуса жандармов Владимир Михайлович Якубов. Штат отделений колеблется от самого большого в Хабаровском округе – 22 человека до 10 человек на округ.

Должность начальника КРО, в зависимости от округа, соответствовала званию подполковника или ротмистра (равного званию пехотного капитана). Его жалование включало выплаты по чину, квартирные деньги, деньги на наем прислуги, а также установленное «добавочное содержание» 3600 руб. В общей сумме это достигало 5800 руб. в год. Его доход можно сравнить с зарплатой начальника сыскной полиции Санкт-Петербурга (4 тыс. руб. в год) или генерал-квартирмейстера ГУ ГШ (6 тыс. руб. год).

Ротмистр Немысский возглавил контрразведывательное отделение штаба Санкт-Петербургского военного округа. В состав Петербургского военного округа входило 13 губерний (Финляндские, Санкт-Петербургская, Новгородская, Псковская, Эстляндская, Лифляндская , Олонецкая и Архангельская; часть уездов Вологодской, Ярославской, Тверской, Смоленской и Витебской губерний) общей площадью 1 485 475 кв. верст., с количеством населения — 14935 тыс. человек.

Полковник В. А. Ерандаков

На особом положении находилось городское контрразведывательное отделение столицы. Его начальник подчинялся непосредственно генерал-квартирмейстеру ГУ ГШ либо его ближайшему помощнику. Он оставался в списках офицеров Отдельного корпуса жандармов и числился в командировке. Первым начальником столичной контрразведки после ее организации стал полковник В. А. Ерандаков.

Перед контрразведкой поставлены новые задачи. К борьбе с военным шпионством добавилася обязанность: “воспрепятствование тем мерам иностранных государств, кои могут вредить интересам обороны государства”, борьба с прочими видами деятельности иностранных государств в России, угрожающих военной безопасности империи”. Русские военные контрразведчики учитывали перемены в деятельности иностранных разведок.

Несколько страниц из аналов тайной борьбы иллюстрируют результаты преобразований.

В 1911 году наружная служба контрразведки зафиксировала попытку вступления в контакт с резидентом германской разведки Г. фон Люциусом жителя Санкт-Петербурга Е.С. Полисадова с предложением услуг по военно-промышленному шпионажу. При обыске у задержанного было изъято «Пояснение к чертежу снаряда для стрельбы по дирижаблям и аэропланам».

В этом же году на станции Белоостров Финляндской железной дороги был задержан капитан артиллерии А.А. Постников, следовавший в Швецию. В ходе дознания было установлено, что в течение 1910-1911 годов А.А. Постников сообщал военному атташе германского правительства «сведения об упразднении крепостей, о предполагаемом изменении крепостных гарнизонов, о развитии укреплений в Николаевской крепости, каковые заведомо должны в видах внешней безопасности России, храниться в тайне от иностранных государств».

В конце 1912 года в поле зрения Санкт-Петербургской городской контрразведки попал директор Особенной канцелярии по кредитной части Министерства финансов России Л.Ф. Давыдов. Наряду с внешним наблюдением, доносившим о его интенсивных контактах с Г. фон Люциусом, интересные результаты принесло вскрытие дипломатической почты. Они позволили заподозрить высокопоставленного чиновника в причастности к военно-шпионской деятельности в пользу Германии, что подтверждалось и другими фактами его деятельности.

Петербургское окружное контрразведывательное отделение имело свою агентурную сеть не только на территории России, но и за ее пределами, решая при этом не только контрразведывательные, но и разведывательные задачи. Под контролем контрразведки в короткий срок оказались дипломатические представительства главных европейских стран. В частности, в посольстве Великобритании через агентуру контрразведки снимались копии с материалов, отправляемых в Лондон послом Джорджем Бьюканеном и военным агентом подполковником Альфредом Ноксом.

Добываемые агентурным путем сведения и копии отправляемых материалов позволили вскрыть источники информации англичан, поскольку значительная часть материалов была секретной, а также выяснить отношение посольства Великобритании к вопросам внутриполитической жизни России. Так, оказалось, что англичан особо заинтересовали проекты железнодорожного строительства в Средней Азии и их возможное значение при мобилизации, изменения в организации и структуре русской армии, происходившие перед Первой мировой войной, а также темы выпускных работ, разрабатываемые выпускниками Академии Генерального штаба.

Однако эта система еще имела ряд существенных недостатков, что и сказалось в ходе Первой мировой войны, а затем на дестабилизации Русской армии, что стало существенным фактором крушения Российской империи.

0