Василий Кравцов: Запад должен понимать, что талибы пришли к власти надолго

С разрешения автора публикуем интервью, которое дал Василий Борисович Кравцов немецкому журналу “Партнер” («PARTNER» № 10 ( 289 ) /2021), материалы которого, мы уже публиковали на эту очень важную тему.

Василий Кравцов – один из ведущих российских экспертов по проблемам радикальных исламских группировок из зоны пуштунских племен. Долгое время служил в КГБ СССР на афганском направлении. В 1988-1991 гг. был советником Министерства госбезопасности Афганистана. Был тяжело ранен в Кабуле. В 2016-2018 гг. – первый секретарь посольства России в Кабуле, в 2019 г. – старший политический советник миссии ООН в Афганистане. Является главой совета ветеранов представительства КГБ СССР в Афганистане. Считается признанным экспертом по Афганистану. Широко публикуется, в том числе за рубежом и в оппозиционных СМИ России.

Недавний афганский кризис и уход войск НАТО из страны, сопровождаемый душераздирающими сценами в прямом эфире, стал, без преувеличения, настоящим потрясением для всего западного мира. Множество экспертов сейчас обсуждает, почему всё так случилось и какие уроки Запад должен вынести из 20-летней кампании, кончившейся столь трагично. Дискуссия, по понятным причинам, весьма политизирована, как в США, так, в частности, и в России, у которой в этом регионе свои интересы. И при знакомстве с чьим-либо мнением необходимо это учитывать. Это в полной мере касается и того интервью, которое мы предлагаем читателям. Нам представляется интересным узнать мнение о происходящем человека с такой биографией, хотя пророссийскую политическую подоплеку его точки зрения, как уже было сказано, нельзя сбрасывать со счетов.

Кравцов Василий Борисович, ведущий российский специалист по афганскому кризису. Фото РИА Новости

  • Итак, почему же все-таки государство во главе с Ашрафом Гани так быстро пало?

Афганское государство не пало. Пал режим, который создан США и НАТО, которые все 20 лет не допускали формирования в стране сильной и самостоятельной государственной власти. Так, попытки Хамида Карзая, правившего Афганистаном 13 лет, усилить свои позиции оборачивались противодействием со стороны американцев и англичан. В 2014 году Ашрафу Гани досталось тяжелейшее наследство, которое он попытался реформировать. Но с первый дней его правления американцы и британцы всячески создавали ему проблемы на ровном месте. В итоге многие замыслы и планы Гани оказались нереализованными. Всякий, кто обвиняет Гани в неспособности и несостоятельности, забывает о том, что основы этого были заложены американцами ещё при Хамиде Карзае.

  • Верно ли, что одной из причин яв-ляется система, которую выстроил Пентагон при создании афганской армии – контрактные отношения без какой бы то ни было идеологии?

Да, и эта система распространялась не только на армию, но и на весь спектр государственного управления. Идеология действительно отсутствовала, игнорировались и давние традиции афганского общества. В вооруженных силах идеология сводилась к борьбе с терроризмом, американское понимание которого было очень расширенным и не вписывалось в афганское сознание. Мне доводилось не раз беседовать с афганскими чиновниками, которые разводили руками по поводу отсутствия в войсках политорганов и не понимали, как афганских воинов будут воспитывать на тех традициях, которые сформировались в ходе трёх англо-афганских войн.

  • Но какую вообще идеологическую работу могли бы проводить американцы в афганской армии в принципе? Какую идеологию внедрять?

Ну, например, политорганы могли бы воспитывать бойцов в духе патриотизма и готовности защищать Родину. Но проблема в том, что афганский патриотизм имеет откровенно антианглийскую и антизападную направленность. С другой стороны, армии стран НАТО в Афганистане сами были крайне уязвимы в идеологическом отношении. Северо-атлантический альянс идеологически безоружен. Йенс Столтенберг обещал извлечь уроки из поражения НАТО в Афганистане; мне было бы интересно узнать, какие уроки будут извлечены на идеологическом направлении.

  • Что и как должно было быть сдела-но, на ваш взгляд, чтобы удержать афганскую армию от распада?

Проблемы афганской армии были заложены в самом начале американского вторжения в эту страну. Американские войска, прежде чем ступить на афганскую землю, в течение почти 50 дней подвергали её массированным бомбардировкам, в результате чего погибло много мирных людей, были разрушены сотни гражданских объектов. И это уже само по себе было началом поражения. По афганской, не классической логике.

Во-вторых, Пентагон часто демонстрировал недоверие к афганской национальной армии. Например, отказался предоставить ей реактивную штурмовую авиацию и ударные вертолеты, что было расценено афганскими военными как унижение. В-третьих, натовский контингент так и не смог наладить контакт с местным населением. Иностранные подразделения избегали общения с местными, им было запрещено отовариваться в местных дуканах, они находились в изоляции на своих объектах с минными заграждениями. Иностранные военные помогали афганской армии, только если им поступали команды из штаб-квартиры натовской миссии. В результате, когда весной 2017 года талибы расстреляли невооруженных военнослужащих 209-го армейского корпуса в Мазари-Шарифе, иностранцы просто лицезрели сие варварское действо в стороне. Тогда погибло более 400 афганских военных.

Негативную роль сыграло также отсутствие координации между разными силовыми ведомствами США. Хамид Карзай и затем Ашраф Гани неоднократно подписывали указы об учреждении в армии и полиции органов военной контрразведки. Но ни один из указов не был исполнен, потому что Пентагон категорически выступал против любого контроля за их подопечными, то есть за афганской армией, со стороны других американских ведомств, опекавшихся ЦРУ и ФБР.

Разведка также работала слабо. Взаимодействие между разведорганами американских и афганских ведомств налажено не было. В Афганистане были представлены разведки 44 стран мира, а объединенный разведцентр НАТО был создан лишь в 2014 году.

И наконец, в Вашингтоне просто не было единого органа управления афганской операцией. Постоянные разногласия по любым вопросам между, с одной стороны, Пентагоном и Конгрессом, а с другой стороны – ЦРУ, ФБР, Советом национальной безопасности и Госдепом. Попытки президентов США навести порядок в этом деле ни к чему не приводили.

Результатом стало то, что Пентагон сел за один стол с лидерами террористической группировки и начал изнурительные переговоры о передаче Афганистана под контроль талибов.

  • Как талибы воевали с афганской армией психологически? В чем был их основной козырь?

Талибы, воспользовавшись опытом пропаганды в ходе трех англо-афганских войн и противостояния с СССР, отладили огромную агитационную машину. Задействованы не только современные возможности (достаточно посмотреть их интернет-портал), но и инструменты народного творчества: стихотворные сочинения, песенный фольклор, юмор и сатира. В основе психологической обработки афганской армии были религиозные принципы и традиции борьбы афганского народа против иностранных завоевателей. Попытки что-то противопоставить этому оказались неадекватными.

  • Каковы сейчас отношения талибов с Аль-Каидой, и, если это по-прежнему крепкие связи, как это согласуется с их намерением выглядеть «мягкими и безопасными»?

Отношения талибов с Аль-Каидой всегда были дружескими и партнерскими. Отряды Аль-Каиды оказали им огромную поддержку в их недавней победоносной кампании. Но режим современных талибов действительно мягче, чем был ранее. Скорее всего, потому, что нынешние талибы захватили власть молниеносно, без упорных боевых кампаний. В то время как в 90-е годы они пытались захватить тот же Кабул на протяжении двух лет, добились этого лишь в ходе упорных боевых действий и были крайне обозлены.

  • Правда ли, что при американцах в стране выросло новое светское прозападное поколение, или это чересчур оптимистичное мнение?

Да, это действительно так и в этом огромную роль сыграло появление в Афганистане мобильной связи и интернета.

Талибы в Кабуле. 17 августа 2021 года. Илл. из журнала «PARTNER» № 10 ( 289 ) /2021

  • Какова будет экономика Афганистана при талибах?

Пока четкой определенности нет. Просматриваются три основных направления: поддержка малого и среднего бизнеса, ставка на добычу и экспорт богатых минеральных ресурсов с очевидным акцентом на Китай и задействование транзитного потенциала Афганистана.

  • Увеличится ли наркотрафик из Афганистана?

На мой взгляд, изменится структура и направленность трафика. Его основными направлениями станут Европа и Индия, а за ней Юго-Восточная Азия. Объём наркопроизводства в ближайший год-два вряд ли снизится.

  • За счет чего будет выживать страна, если в последние годы существенную часть ее доходов – кстати, какую? – составляла западная помощь?

В структуре госбюджета Афганистана иностранная помощь составляла от 40 процентов и выше. В то же время большая часть западных ассигнований шла на содержание силовых структур и госаппарата. Талибы настроены резко сократить вооруженные силы, органы полиции и безопасности и будут стремиться к тому, чтобы обходиться собственными ресурсами. Новая афганская власть рассчитывает на поддержку Китая, Пакистана, международных исламских финансовых институтов и доноров из стран Персидского залива. Однако понятно, что объёмы таких дотаций будут недостаточны. Западная помощь новой власти, естественно, будет прекращена. Кроме того, Запад будет стремиться создавать талибам препятствия на международных финансовых рынках.

  • Сколько примерно народу бежало за последние полгода из Афганистана – на самолетах в течение августа и пешком в соседние страны?

По моим оценкам, не более 500 тысяч человек.

Илл. из журнала «PARTNER» № 10 ( 289 ) /2021

  • И в этой связи, какова вероятность нового миграционного кризиса в Европе?

Вероятность высокая, спрос на перемещение за границу в Афганистане очень большой, особенно среди национальных и религиозных меньшинств. Но талибы не намерены серьезно препятствовать этому. Кстати, есть сведения, что в числе сбежавших из кабульского аэропорта за границу афганцев уже насчитывается несколько десятков членов международных террористических организаций.

  • Какими путями беженцы могут попасть в Европу и в каком количестве?

Пути самые разнообразные. Главные направления – через Пакистан и Иран.

  • Есть ли ресурсы на принятие беженцев у соседних с Афганистаном стран?

Как известно, все соседние страны практически перекрыли транзит афганцев через свои сухопутные границы. Соседи Афганистана не намерены принимать афганских беженцев, поэтому они всяческими контрабандными путями будут стремиться попасть в Европу.

  • Какова сейчас угроза странам Средней Азии из бывшего СССР?

Две основные угрозы: терроризм и наркотрафик. Терроризм, понятное дело, исходит от международных террористических группировок, формирования которых расположились на афганском севере. А талибы сейчас заняты обустройством своей новой власти и им не до экспансионистских поползновений. Однако многое тут будет зависеть от лояльных взаимоотношений Исламского Эмирата Афганистан с его северными соседями. Очевидно, что талибы не потерпят никакого политического вмешательства и тем более военного воздействия на ситуацию внутри Афганистана.

  • Правда ли, как говорят, что уход США из Афганистана – это дальновидный шаг Америки с целью оставить этот очаг в «подбрюшье» России, связанной договором ОДКБ и вынужденной в случае чего помочь среднеазиатским соседям военной силой, ввязавшись снова в «интернациональный долг»? Может быть, это как раз удар по главным врагам США, согласно их национальной стратегии обороны, – по России и Китаю?

Я испытываю глубокое недоверие к такой конспирологической версии, основанной на фантазиях экспертов, которые сами никогда реальной политикой в регионе не занимались. «Дальновидный шаг Америки» – что-то мы ничего подобного со стороны США и НАТО не наблюдали за последние 20 лет в Афганистане. Ни Америка, ни НАТО не достигли за этот период ни одной из своих стратегических целей на Среднем Востоке. Ангела Меркель заявила, что блок НАТО не достиг всех целей. Но хотелось бы попросить её назвать хотя бы одну достигнутую цель.

  • Есть ли у Запада, по Вашему мнению, намерение возвращаться в Афганистан?

Западу, и в особенности Йенсу Столтенбергу и Ангеле Меркель, очень не хотелось покидать Афганистан. Но бегство величайшего в истории военно-политического блока из страны вряд ли создает благоприятные условия для его возвращения. Желание вернуться в Афганистан есть, но о конкретике пока говорить рано. Запад должен понимать, что талибы пришли к власти надолго – не на 10 лет, а как минимум на 20, а то и целых 50.

  • Зачем вообще Западу туда лезть, столько раз, и всё безуспешно? Что такого есть в этой стране, что туда раз за разом приходят западные страны – Британия, США, СССР, снова США – увязают там, ничего не добиваются, тратят миллиарды и снова уходят?

Эти вопросы корректнее было бы адресовать в Вашингтон и в Брюссель, в штаб-квартиру НАТО. Афганистан – это магнит, который притянет к себе один раз и будет притягивать всю оставшуюся жизнь. Как это произошло и происходит со мной. Некие непознанные силы тянут меня туда, к ставшему мне дорогим и любимым афганскому народу, народу красивому и удивительному.

Беседовала Елена Зеликова

(Прим. журнала: Редакция журнала «Партнёр» не всегда разделяет мнения своих гостей и не несет за них ответственности.)

«PARTNER» № 10 ( 289 ) /2021

 

Другие материалы Кравцова Василия Борисовича на UVKR.RU

0