К 75-летию Победы!

Эссе и стихи к 75-летию Победы ветерана военной контрразведки полковника КГБ в отставке Иванова Юрия Дмитриевича, одного из самых первых советников в Афганистане, о близких и родителях, духовная сила которых оберегала и помогала в самых трудных ситуациях.


«Я с детства никогда не позабуду этот  ужас…»

Карелия является Родиной для многочисленной семьи Ивановых. До войны, в период летних школьных каникул, все внуки собирались в г. Олонце в доме у деда Павла и бабушки Евдокии. Жили дружно, весело и беззаботно. На фотографии 1939 года мои родные и двоюродные братья и сестры. Я на руках деда.  Папу в 1940 году перевели в г. Лодейное Поле, и мы нашей семьей переехали к нему жить.

Мне было всего 4 года, но я  помню, как началась война. Был летний день, и мы с сестрами и братьями с разрешения дедушки и бабушки пошли купаться на реку Свирь. Через некоторое время увидели какой-то самолет с крестами, который что-то сбрасывал вниз на город. Через несколько мгновений прозвучали оглушительные взрывы. Было очень страшно, мы побежали домой. Это была первая бомбежка, которая запомнилась на всю мою жизни. Вскоре домой прибежала взволнованная мама и плача сказала, что началась война. В ближайшие часы уходит поезд, и нам нужно срочно собрать вещи и предметы первой необходимости, количество которых на каждого человека ограничивалось. Взрослые не знали, куда нас отправляют. Было лето, и поэтому в спешке мы не взяли с собой теплые вещи и обувь, постельные принадлежности, книги, тетради, учебники.

Нас быстро погрузили в товарный вагон – теплушку, в котором уже находилось  два солдата и старшина, сопровождающие небольшой груз с военным снаряжением. Мы были взволнованы и голодны. Один из военных принес нам кусок хлеба, селедку и кипяток. Мама сказала нам: «Не отказывайтесь от того, что вам будут давать – мы теперь беженцы».   По пути следования поезда было несколько взрывов, мы весь этот ужас переживали лежа на нарах. Машинист поезда, при приближении вражеского самолета, предупреждал длинными тревожными гудками. Он периодически тормозил, затем снова увеличивал скорость. Во время одного из таких резких торможений, я упал со второй полки и приземлился в стоящий там круглый таз, который быстро закрутился, как юла, в сторону открытых  выдвижных дверей теплушки, меня могло выбросить из вагона, но быстрая реакция старшего брата спасла от беды.

Нет, этого я не забуду дня,
Я не забуду никогда, вовеки!
Я видел: плакали, как дети, реки,
И в ярости рыдала мать-земля.

По мере удаления поезда на север бомбежки прекратились.  В  вагоне кроме военных была наша семья: мама, Иванова Вера Михайловна,  ей было всего 34 года,  и мы дети, две сестры, четверо  братьев, и родители папы – дед Павел и бабушка Евдокия. Старшей сестре было 14 лет, а младшему брату всего 4 месяца. Через несколько дней  прибыли на небольшую таёжную станцию Летнеозерская, Архангельской области. Нас разместили в 3-х небольших комнатах длинного барака. В населенном пункте электричество отсутствовало.  Для освещения помещений использовались керосиновые лампы, а при отсутствии керосина – лучины. В доме было печное отопление. Воду приходилось приносить из колодца. Морозы были очень сильными, метели заметали под самую крышу дома.  Все члены семьи познали голод, холод и нужду. Добрые соседи иногда угощали нас картошкой, ягодами, грибами. Приносили некоторые вещи, но они были  не по росту, больших размеров. Мама ночами подгоняла их для каждого из нас.

В 1944 году  я пошел в первый класс в одежде, перешитой с чужого плеча, а на ногах галоши. В школе учебников на всех не хватало. Писали карандашами и перьевыми ручками. Вместо чернил использовали чернику и сажу. Отец  был на фронте, поэтому  основная нагрузка  легла на плечи мамы.  Её, как специалиста по финансам, взяли на работу в бухгалтерию местного леспромхоза, зарплата была мизерная. Мама проявляла заботу о каждом из нас. Ей нужно было всех успокоить, одеть, накормить и уложить спать.                                  

 Мама сумела сплотить семью и приучить  нас, детей,  к труду и бережному отношению друг к другу. Мы все вместе пилили, кололи и носили дрова, ходили в  лес за грибами и ягодами, а также на рыбалку. Весной 1942 года дружно сажали глазками картошку (сейчас, наверняка, никто так не делает), а потом убирали ее. На зиму делали заготовки ягод, грибов, а также дров, сена, веников.  Местные жители по-доброму относились к нам, бескорыстно помогали, чем могли. Сосед подарил маленькую козочку, которая выросла и стала давать молоко. Эти и другие воспоминания детства, сохранились в моём сердце и в памяти навсегда. Насколько война глубоко ранила сердца детей, свидетельствовали многочисленные факты  их отказа от изучения в школе немецкого языка.

 Тяготы и суровые условия  жизни семьи во время войны и после неё, переживания за  отца, забота о детях   и близких,  подорвали здоровье мамы. В  1974 году она скоропостижно скончалась от обширного инфаркта, на 64 году жизни.  Она была превосходной мамой, неутомимой труженицей, надёжной боевой подругой и спутницей  в жизни папы.  Эта трагедия  ещё крепче сплотила всех нас.

Как-то раз обратился  я к маме,
«Расскажи, как жилось нам во время войны?»
Руки вздрогнули, взгляд напряженный.
Неожиданно, с горестным стоном
Из души вырвалось громкое – «О-ох».

Долго, трудно на севере жили,
Был и голод, и  холод порой…
Только знали, отец не погибнет,
И домой он вернётся живой!

Он вернулся, он выжил, пришёл.
Был контужен, был ранен, но всё же
До Берлина тогда он дошёл!

Ордена и медали и раны
Были  все у него на груди.
Рано боль и нужду все мы  узнали,
Только всё  уж теперь позади.

От любой напасти заклиная,
Защищала нас она от пуль и бед,   
Нет не  Богоматерь, а земная,

наша МИЛАЯ, РОДНАЯ
и СВЯТАЯ МАМА!

Мы дети войны всегда бережно относились к родителям и гордились ими.

Наш  отец – Иванов   Дмитрий  Павлович 1901 года рождения, в1919 году, был призван в Красную Армию и  направлен для службы в части особого назначения (ЧОН).

После демобилизации он работал в Карелии, в городе Олонец,  уполномоченным по заготовкам, затем  ликвидатором неграмотности, в суде, в военкомате. В 1938 году был призван в Красную армию, участвовал в Финской войне. Папа владел финским языком, служил в разведотделе дивизии. За успешное выполнение ряда заданий командования был представлен к внеочередному воинскому званию – старший лейтенант.  

Отец  рассказывал, что в финской войне наши воины проявляли мужество и доблесть, но по причине неподготовленности тыловиков к зиме, войска своевременно  не были обеспечены теплыми видами одежды и другими видами довольствия.

Финны отчаянно сопротивлялись. Они заранее подготовили  для снайперов тщательно замаскированные боевые точки на деревьях, их называли «кукушки», что позволяло  вести эффективный прицельный огонь по нашим военнослужащим и блокировать их перемещение по полю боя. Поэтому бойцам часами приходилось лежать на мерзлой земле в окопах, не снимая белые маскировочные халаты. Многие из них погибали, выжившие страдали от цинги, простудных заболеваний и других болезней.

После демобилизации папа  работал  заместителем директора нефтебазы в г. Лодейное Поле Ленинградской области. В 1940 году он вновь был призван в Красную Армию и направлен  на  Волховский фронт.  Затем воевал в составе  1-го Украинского фронта.  Он прошёл  боевой путь до Берлина, несколько раз попадал в госпитали по причине  ран  и болезней, где восстанавливался и возвращался на фронт. Так, в грохоте снарядов, свиста пуль и разрывов  авиабомб, отец  мужал, набирался  боевого опыта. Демобилизовался из Вооруженных сил в звании  майор.  За свои подвиги он был награжден орденами «Отечественной Войны» – первой и второй степени, «Красной Звезды», медалями «За Боевые Заслуги»,  «За Победу над Германией и др.      

Не по наслышке знаю я от папы о войне —
С боями он прошел до самого Берлина.
Они победу принесли родной стране!
Врагу сказали: «Мы непобедимы!»

Мне раньше искренне казалось,
Что папа будет долго жить,
Но, сожалению, праздник – День Победы
Он никогда уже не сможет больше посетить.

От нас  уходят ветераны,
Их ордена лежат – как память,
Но вновь идёт Бессмертный полк,
И на портретах в орденах,

На нас глядят отцы и прадеды, и деды.
И в это праздник вся страна пойдет
В одном строю с ПОЛКОМ ПОБЕДЫ!!!
  

В семейном архиве сохранится  копия  рапорта отца,  от  14 сентября   1945 года, на имя командования, с  просьбой  демобилизовать его из Вооруженных Сил  в связи с окончанием войны (прилагается). «Имея  44-летний возраст, шестерых детей и инвалида жену, будучи оторванным от семьи с 1938 года, ввиду нависшей над Родиной опасности.  По окончании войны, по семейному долгу я обязан поддержать  семью  материально и духовно,  обязан дать детям образование и сносную жизнь. Проявлять повседневную отеческую заботу о детях, а жену освободить от непосильных трудов, стоивших ей здоровья по содержанию и воспитанию детей в столь тяжелые дни Отечественной войны.                         

В случае мотивированного отклонения моего ходатайства о демобилизации, прошу Вас о предоставлении положенного отпуска для  устройства семейных дел, по приведенным мотивам. Отпуском не пользовался  более 7 лет, с 1938 года»                                                  

После окончания войны отец  вернулся  к семье только в ноябре 1946 года. Руководством Ленинградского «Главнефтесбыта»  он был назначен директором нефтебазы в г. Кексгольм,  Ленинградской области, ныне – Приозерск.

Благодаря усилиям мамы, а после войны и отца, все дети получили  достойное образование.  Старшие окончили техникумы, младшие получили высшее образование.

До конца  своих дней папа поддерживал связи со своими однополчанами. Трудился в Совете  ветеранов Великой Отечественной войны, выступал перед молодежью, активно участвовал  в общественной жизни города, был депутатом местного Совета, работал судьей и в комитете народного контроля.

Папа прожил трудную, но достойную жизнь. Я  горжусь  отцом и берегу память о нём. Он всегда был и остался для нас, его детей, образцом мудрости, выдержанности, честности, порядочности и высокой культуры.

Вся жизнь отца, его подвиги в период службы в Красной Армии в гражданскую, финскую и Отечественную войнах, побудили меня принять  твердое решение – поступить в военное училище и посвятить  себя служению Родине.

В 1955 – 1958г.г. я обучался в 1-ом Ленинградском артиллерийском училище. После его окончания получил назначение в 64 гвардейскую мотострелковую гвардейскую дивизию, 30-го Армейского корпуса,  дислоцированную в п. Саперное, Ленинградской области, на должность командира топографического взвода батареи артиллерийской инструментальной разведки при командующем артиллерии дивизии.

В 1961 году дал согласие на перевод в военную контрразведку и убыл на учебу в школу КГБ, позже окончил высшую школу КГБ им. Дзержинского. После первой учебы вернулся в Ленинград и был направлен на должность оперуполномоченного Особого Отдела КГБ  80 погранотряда, в Муезерский район Карелии. В апреле 1962 г. познакомился со своей будущей женой, очаровательной  Галинькой.

Она  рассказала мне, что и в их семью прошедшая война принесла  много горя и беды.  Её отец, Смирнов Леонид Иванович, окончил Тбилисское артиллерийское училище. В 1939 принимал участие в  финской войне.  В 1940 году  был назначен в артиллерийский гаубичный полк,  дислоцированный  в г. Витебске. В апреле 1941 года он  женился на Галиной маме.   22 июне 1941 г. воинская часть, в которой служил её отец, была поднята по тревоге и сразу вступила в бой с фашистами.

Галиной маме, как жене  офицера, разрешили эвакуироваться в Новосибирск, вместе  с бабушкой.  Через некоторое время на имя Галиной матери пришла похоронка, сообщалось, что её муж геройски погиб на поле боя. Чуть позже на имя бабушки пришли похоронки о гибели её сына – летчика, а также её дочери. Эти известия подорвали здоровье женщин. На их долю выпали серьезные испытания. Пришла зима, теплой одежды и обуви не было. Голодали  все – и взрослые и дети, так как  был приказ «всё для фронта».

В январе 1942 года  родилась Галя, отец так и не узнал о том, что у него появилась дочь. Галину маму, имеющую медицинское образование, взяли на работу в военный госпиталь.

После окончания войны, в поисках лучшей жизни, Галина мать и бабушка  сменили несколько мест проживания и прибыли в Карелию, где я и встретил мою Галю.

После регистрации брака с Галей,  мы уехали  к моему месту службы на пограничную комендатуру в деревню Лубосалма, Муезерского района Карелии. Условия жизни там были спартанские: печное отопление, отсутствие электроэнергии, бездорожье, глухомань. Первые трудности, с которыми мы с Галей встретились во время службы в погранвойсках, не испугали нас, так как мы – дети войны, и научились с детства выживать в любых условиях. Умели топить дровяные печи, носить воду  из колодца, пользоваться керосиновыми лампами, ходить на лыжах, передвигаться пешком на большие расстояния. Эти трудные условия жизни закалили нас, научили бережному отношению друг к другу, они укрепили наши семейные узы.

После службы на границе, меня многократно (12 раз) переводили на новые места службы, для оперативного обслуживания военных объектов, более важных по значимости.  При переездах к новым местам службы определенные неудобства испытывала моя семья – жена, Иванова Галина Леонидовна, сын и дочь. Супруга во всём поддерживала меня, не роптала при новых переездах, очень заботилась о детях,  создавала все условия для нормальной, спокойной, комфортной и счастливой жизни. 

Наш сын – Александр окончил Военный институт физкультуры, дочь – Анечка – музыкальное училище.

К сожалению, в 1989 г. в семье произошла трагедия,  в автокатастрофе погиб наш любимый сын, ему было всего 26 лет. Он навсегда оставил  в наших сердцах самые  чистые и теплые воспоминания о себе.

Вот так в постоянном напряжении душевных переживаниях и тревогах, потерях близких, проходила вся моя «безмятежная»  служба. Я всегда чувствовал поддержку семьи, друзей, коллег по службе. Со мной всегда, хоть и на расстоянии – во время служебных  командировок, войсковых учений, службе в Афганистане – была  моя любимая боевая подруга, Галинька, жена и мать наших детей,  надежная спутница  всей моей жизни.  В 2017 году мы отметили наш  55-летний юбилей, бриллиантовую свадьбу. 

Прошли мы вместе сотни испытаний,
И воплотив свои мечты,                         
Я дорожу тобою очень,
Безмерно я тебя люблю.

Пускай мой стих тебя согреет,
Развеет грустных  мысли рой,
И потихоньку одолеет,
Печаль твою, даря покой.

Пускай Господь тебя хранит
От беспокойства и тревог,
От сложных, тягостных дорог
И пусть успех благоволит.

Мне, Галинька, всегда приятно, 
Сказать тебе сердечной     
Благодарности слова.

Счастливой и здоровой будь всегда, 
Моя подруга боевая,
Ты просто прелесть, я то знаю.
Такой же оставайся ты всегда.

30 марта 1979 года меня вызвали в Москву, где я встретился с коллегами  из военной контрразведки, прибывших из различных регионов страны.

         До нас довели  решение Центральный Комитет партии о направлении в Афганистан наиболее опытных сотрудников КГБ,  по просьбе их правительства.   Перед нами были поставлены следующие задачи: изучение оперативной обстановки: оказание помощи службам безопасности страны в борьбе со спецслужбами противника и враждебными элементами внутри страны: обучение сотрудников территориальных органов и военной контрразведки  методам оперативной работы и подготовке новых кадров.  1 апреля 1979 года  мы на самолете прибыли в Кабул. Руководители Представительства КГБ в Афганистане радушно встретили нас, ознакомили с оперативной обстановкой и распределили   по   городам и провинциям страны. Была поставлена  задача – определение уровня доверия к руководству Афганистана, выявление моджахедов, работа с разными группами вооруженной оппозиции на основе противоречий между ними, сбор сведений о вооруженных формированиях этой так называемой «оппозиции».  Я был назначен заместителем начальника 3 отдела Представительства КГБ в Афганистане для организации работы в Управлении  Афганской  Военной контрразведки.  10 апреля   по заданию руководства вылетел на вертолёте в Джелалабад для ознакомления с оперативной обстановкой, оказания помощи сотрудникам афганской ВКР  в организации негласной работы в войсках и разработки планов противодействия  бандформированиям.                                                                                                                                   

Вечером того же дня в гарнизоне неожиданно началась беспорядочная стрельба из пулеметов и автоматов. Начальник военной контрразведки афганской дивизии помог перебраться в безопасное место и по телефону  доложил в Управление безопасности страны  о мятеже. Он собрал первичную информацию и установил, что командир дивизии был убит  из пулемета при выходе из штаба. Мятеж возглавили офицеры комендантской роты.    Через день в Джелалабад прибыл начальник генштаба афганской армии Якуб и с помощью танкового батальона подавил мятеж. Он приказал построить личный состав дивизии и в их  присутствии  лично расстрелял  из автомата более 120 мятежников комендантской роты. Эти события дали представление о реальном положении дел в афганской армии и обстановке в стране.

Я столь подробно рассказал о своих первых впечатлениях, так как в дальнейшем, с подобными проблемами неоднократно приходилось  сталкиваться в других афганских воинских гарнизонах. Такая работа была более опасна, чем прямое соприкосновение с противником на передовой, так как на конспиративных встречах с  негласными контактами, никогда не знаешь, чем завершатся такие встречи. Для выяснения причин таких явлений, оказания помощи афганским контрразведчикам в расследовании и выработки мер противодействия, приходилось, с риском для жизни,  неоднократно вылетать на вертолётах в афганские гарнизоны:  Хост, Гардез,  Герат, Газни и др. 

Есть город в приграничье с Пакистаном,
Матун – его назвали до Корана.
А ныне – это Хост,
и путь туда непрост,
с ним связь одна – воздушный мост. 
Вокруг тебя душманская блокада,
снаряды рвутся тут и там, и рядом.

Я с юности отцом гордился,   
Наказ его  служить Отчизне выполнял.
Стал  офицером  я – чекистом,
Направлен был в Афганистан.

Он испытывал  меня на прочность,
Проверил качества мои
На смелость, волю, точность.
Я никогда не пасовал,
Наказ отцовский выполнял.

Служить достойно, преданно народу,
Честь офицерскую беречь.
Афганистан оставил память о войне,
Осколок, который меня ранил.

Вернулся я домой с израненной душой.
Обиду в сердце не таил,
Не сетовал ни на судьбу и Бога.
Готов служить Отечеству всегда,
Ведь это есть профессия моя
Защита рубежей страны священной!
         

Чтобы не тревожить семью, из Афганистана я писал домой через посольскую почту  бодрые и поддерживающие  письма, о  природе, местных обычаях, высылал красивые открытки и подарки, с тем, чтобы  дома  были уверены, что я нахожусь в безопасности, в Кабуле.

Осенью 1980 году, в провинции Газни, при выполнении боевой задачи,  БТР, в котором находился я и четыре члена экипажа, подорвался на мине.  Все были контужены, получили некоторые увечья и легкие ранения. На вертолёте меня доставили в Кабул, в больницу Посольства.  Мои  письма из клиники домой, как и прежде, были позитивными, бодрыми.

Через три недели в больничной палате, где я лежал, неожиданно появилась моя жена – Галина. Я был удивлен  и поражен, так как никому, кроме руководства, не было известно о полученной мною травме. Галя рассказала, что сердцем  почувствовало, что со мной произошла какая-то беда. Она позвонила в Москву, куратору МИДа по Афганистану с просьбой, разрешить ей вылет в Кабул. Он сообщил, что в связи с осложнением оперативной обстановки в Афганистане, руководством  КГБ было принято решение о запрете  вылета  в Афганистан членам семей. Галя проявила настойчивость, попросила сотрудника МИДа позвонить в посольство в Кабул и уточнить, где находится её муж и всё ли с  ним в порядке. Через несколько часов к ней поступил звонок из МИДа о том, что вылет разрешен.

В Кабуле на аэродроме её встретил мой руководитель, начальник 3 отдела Представительства КГБ по ВКР полковник Марейчев А.А. Он сказал Гале, что тревожиться не стоит, так как я уже восстановился и прохожу курс реабилитации в больнице посольства.

Так завершилась моя служба в Афганистане. Через несколько дней мы вернулись на Родину, в Ленинград. После возвращения из Афганистана я получил неожиданное предложение о переводе в территориальные органы КГБ и дал согласие. В марте 1982 года  был назначен начальником  Выборгского  городского  отдела  УКГБ СССР по г. Ленинграду и Ленобласти.

В 1988 году вышел в отставку по выслуге лет и болезни.  

Более подробные материалы о службе в Афганистане мною изложены в книге «Военная контрразведка СССР в Афганистане 1979-1989» издана в 2010 г.

Представить Вам наверно трудно,  
Что нам пришлось решать в Афганистане.
Натягивались, словно струны, наши нервы.
Мы долг свой выполняли, чтоб жить,
В честь памяти отцов и ветеранов, 
Сумевших всех  нас защитить и ПОБЕДИТЬ.

               Мы ветераны Афганской войны, поздравляем ветеранов

Отечественной  войны  с 75летием   Великой Победы!!!

Иванов Юрий Дмитриевич, полковник КГБ в отставке, ветеран Афганской войны.

0