Подвиг разведчика Особого отдела

Предлагаем статью об одном из эпизодов «тайной войны» между советскими и финскими спецслужбами на Карельском фронте в 1941-1944 гг. на примере внедрения в Петрозаводскую школу финской разведки советского разведчика С.Д.Гуменюка.

Автор: Веригин Сергей Геннадьевич
доктор исторических наук,
профессор ПетрГУ, директор Института истории, политических и социальных наук, заведующий кафедрой отечественной истории Петрозаводского Государственного университета

Подвиг советского разведчика С.Д.Гуменюка на Карельском фронте в годы Великой Отечественной войны

1979 г. Ленинград. Встреча Гуменюка С.Д. с молодежью

В данной статье, на основе анализа большого комплекса архивных документов из фондов российских и финляндских архивов, многие из которых до последнего времени были секретными и только недавно стали доступны исследователям, предпринята попытка рассмотреть один из аспектов проблемы – внедрение советских разведчиков в финские разведывательные школы в период боевых действий на Карельском фронте в 1941-1944 гг. на примере деятельности разведчика Особого отдела (с 1943 г. Управление «Смерш») Карельского фронта Степана Дмитриевича Гуменюка. 

Наряду с ожесточенной борьбой на северо-западном участке советско-германско-финляндского фронта в 1941-1944 гг. между противоборствующими сторонами развернулась небывалая по масштабам «тайная война».  К началу вступления Финляндии в войну с СССР на стороне нацистской Германии страна располагала развитыми разведывательными и контрразведывательными органами. Разведку против СССР вело Управление военной разведки (разведывательный, иностранный и контррезведывательный отделы) и ее периферийные органы – разведывательные отделения в гг. Лаппеенранта (Ленинградское направление),  Йоэнсуу (Петрозаводское направление),  Каяни (Беломорское направление) и Рованиеми  (Мурманское направление). В годы войны  Управление     возглавляли  полковники Ларс  Меландер  (1937–1942 гг.) и Аладар Паасонен (1942–1944 гг.). 

Рассчитывая на быструю победу, финская военная разведка к началу войны против Советского Союза не создавала разведывательных школ для широкомасштабной подготовки агентуры. Столкнувшись с нехваткой информации о противнике в условиях позиционной войны, она начала испытывать  острый недостаток агентурных кадров, что и стало одной из основных причин создания разведывательных школ по подготовке разведчиков, радистов и диверсантов. Уже к концу 1941 – началу 1942 гг.  на территории Финляндии и оккупированной Карелии финская разведка создала 5 разведывательных школ: в Петрозаводске (2 школы), Рованиеми, Суомуссалми и Медвежьегорске.   

Петрозаводская школа финской разведки была самой  крупной разведшколой. Ее создали в Петрозаводске в конце 1941 г. Опасаясь нападения подразделений советских спецслужб, в марте 1943 г. разведшкола из Петрозаводска переехала в Пряжинский район Карелии и располагалась в деревнях Минола, Улялега и Каменный Наволок на берегу  оз. Шотозера, а в ноябре 1943 г. – в Финляндию, где действовала с перерывами в м. Роуколахти, Савитайпале до июля 1944 г. [1], [13; 182-183], [14;250].  

В школе работало более 10 преподавателей. Основу руководящего и преподавательского состава составили бывшие сотрудники т.н. «Отдела Раски» –  временного отдела допросов военнопленных  Управления военной разведки, который был создан в первые дни войны: Борис Карппела (Карпов), Владимир  Мармо (Форсблом), Игорь Семенович Вахрос (Вахромеев), позже к ним присоединился  белоэмигрант П. Соколов. Руководили школой Рейно Раски и  Юрьё Палко (Юрий Поляков)[1],[3;91,190,194], [13;171.181]. Все  были выходцами из России, покинувшими страну после  1917 г. Начиная с 1943 г. в Петрозаводской разведшколе преподавателями назначались  советские военнопленные из числа бывших офицеров РККА  [1;T.2,319].  

Подготовка  разведчиков в Петрозаводской разведшколе началась в мае-июне 1942 г., на курсах готовили одновременно до 20 агентов [13;18], [14,250]. Первый курс закончили в начале августа 1942 года 12 агентов, их разбили на пары и направили в советский тыл:  1-я группа разведчиков Петрозаводской разведшколы была направлена с разведзаданием водным путем в Ленинградскую область; все остальные направлены воздушным путем: 2-я группа – в Беломорский район, 3-я группа – на Московское направление, 4-я группа направлена 20 августа  1942 г.  – в советский тыл (направление неизвестно), 5-я группа направлена 22 августа – на Мурманское направление, 6-я группа 3 сентября 1942 г. в Каргопольский район Архангельской области [1; T.2,82].   

Из 12 заброшенных агентов 11 разведчиков были сразу же задержаны (большинство явилось в органы советской власти добровольно, некоторые были арестованы органами безопасности). И только один агент «Палилов» (М.Ф.Полубейцев), сброшенный 20 августа 1942 г. на парашюте в район г. Беломорска,   пойти с повинной в НКВД  не решился, но он  был арестован 8 января 1943 г. в Москве при призыве в РККА. Никаких заданий финской разведки он не выполнял [1;T.2,4,239-243]. 

С сентября 1942 г. по январь 1943 г.  на курсах Петрозаводской разведшколы обучалось 31 человек, которые в январе 1943 года были заброшены в советский тыл. Известно места заброски девяти агентурных  групп (по 2 человека в каждой): в Карелию –  район  Беломорска и  Сегежи,  а также в Архангельскую и Вологодскую области [1; T.2,121,126-128]. Практически все были задержаны. 

Всего, по разным  данным, в  школе было подготовлено от 80 [13;183] до 300  агентов [1]. Однако точную численность подготовленных курсантов очень сложно определить, так как многие курсанты, например Рованиемской разведшколы, проходили обучения в Петрозаводской разведшколе, а их фамилии указываются и в той, и другой школе. Кроме того,  в конце мая 1943 г. по окончании Петрозаводской разведшколы 15 курсантов (7 радистов и  8 разведчиков) были направлены в Рованиеми, где в местной разведшколе занимались еще 1 месяц, а затем были заброшены самолетом в Архангельскую и Вологодскую области. Всего в мае 1943 г. в Рованиемской разведывательной школе  находилось до 20 агентов, в основном прибывших из Петрозаводской разведшколы [1;T.2,279,353].  

Активно, хотя и с меньшими масштабами чем Петрозаводская разведшкола, работали и другие финские разведшколы: Суомуссалминская, Рованиемская и Медвежьегорская. 

Деятельность немецкой и финской разведок вызывали беспокойство у военно–политического руководства СССР. Поэтому, советские органы безопасности принимали меры по локализации их деятельности. Одним из главных направлений их деятельности стало внедрение своих разведчиков и агентов в разведывательные школы противника 

В марте 1942 г. Особый отдел   Карельского фронта внедрил в Косалмский разведывательный пункт Петрозаводской школы финской разведки своего разведчика – Степана Дмитриевича Гуменюка. При отработке его биографии сотрудники Особого отдела пришли к выводу оставить ее без изменения, полагая,  что противник может сам все узнать. Дело в том, что Гуменюк родился и вырос на Украине, территория которой к этому времени была оккупирована немецкими войсками. «Плюсом» было и то, что Гуменюк перед войной отбывал наказание в исправительно-трудовом лагере за растрату и был освобожден незадолго до начала военных действий. В особом отделе определили объем информации о советской воинской части, которую передаст Гуменюк на допросах у противника, одновременно в задание ввели элементы дезинформации о советских войсках.

Гоменюк был подобран контрразведчиками из числа бойцов диверсионного отряда “Папанинцы” (на фото), который в декабре 1941 года вернулся с боевого задания. Несколько дней и ночей он провел в труднопроходимых лесах Карелии, разгромил группу вражеских парашютистов-диверсантов.

На заключительном этапе отработали технику перехода разведчика на сторону противника, уточнили линию его поведения на допросах, при общении с военнопленными и особенно с администрацией и курсантами разведывательной школы, если он будет в нее зачислен, о методах сбора сведении и способах связи. К концу февраля 1942 г. подготовка агента была завершена, все вопросы по заброске и заданию «Ленинградца» (такой псевдоним получил Гуменюк) утвердили у  руководства Особого отдела Карельского фронта.  

В одну из ночей начала марта 1942 года  Д.С.Гуменюк  через Повенецкую губу Онежского озера он был переброшен в тыл финнов под видом изменника Родине.  Заметив противника, Гуменюк поднял руки, держа в одной из них белый платок и зашагал им навстречу.  После допросов его направили в лагерь для военнопленных, где работал на каменоломнях. В конце марта 1942 года его вызвали в канцелярию лагеря, где финский майор снова начал допрашивать: его интересовали места рождения, работы родственники, служба в Красной Армии, судимость и пребывание в заключении, обстоятельства перехода на сторону противника. Особый интерес майор проявил к Беломорскому гарнизону, в одной из частей которого Гуменюк служил. Разведчик на все вопросы отвечал в соответствии с отработанной линией легенды. Судя по всему, финская сторона осталась довольной ответами Гуменюка,  и в начале апреля 1942 г. его поселили в небольшом домике на окраине Петрозаводска.  Далее с ним беседовали капитан Мармо и майор Раски, которые  завербовали его в качестве агента финской разведки под псевдонимом «Александр Морозов». Гуменюк подписал обязательство на русском языке о добровольном сотрудничестве с финской разведкой, неукоснительном выполнении разведывательных заданий, о наградах за геройство  и суровом наказании, вплоть до расстрела, за невыполнение задания, за обман, дезертирство и предательство. Поставил дату, а также оставил  под обязательством отпечатки пальцев, после чего был зачислен в состав курсантов Петрозаводской разведывательной школы.  

Трехмесячная подготовка пролетела быстро и начальник разведывательной школы майор Раски  поставил Гуменюку задачу, состоящую из двух частей: во-первых, проникнуть в Беломорск, установить местонахождение штаба Карельского фронта и воинских частей, а также собрать сведения об установленном в гарнизоне режиме; во-вторых, войти в здание штаба Карельского фронта и подложить в удобном месте взрывчатое вещество с часовым механизмом. В июне 1942 г. Гуменюк был  забросили в советский тыл на самолете в район Беломорска. Благополучно приземлившись, Гуменюк забрал взрывное устройство и парашют и пришел в Особый отдел фронта, где встретился с начальником отделения зафронтовой агентуры С.И.Холево. Он около двух часов рассказывал о пребывании в финской разведывательной школе, о ее деятельности разведшколы и о данном ему разведывательно-диверсионном  задании, сообщил о том, что  противнику известно, в каком здании располагается штаб фронта. Разведчик представил подробный письменный отчет о Петрозаводской школе финской разведки. С разведчиком встретились командующий Карельского фронта  генерал В.А.Фролов и начальник Особого отдела фронта А.М.Сиднев. 

На основании информации, полученной от  разведчика  Особого отдела, командование приняло ряд важных решений. Было признано в двухнедельный срок осуществить передислокацию штаба фронта. В связи с данными о передвижении вражеских войск в северном направлении предполагалось провести серию мероприятий по усилению наблюдения за противником на Ухтинском направлении. Для укрепления положения разведчика в стане противника решили имитировать совершение Гуменюком «по собственной инициативе» диверсии на военных складах, расположенных на окраине Беломорска. Идею этой инсценировки выдвинул командующий Карельским фронтом В.А.Фролов.   

Для этого в двух-трех десятках мест освобожденных складов заложили дымовые шашки и подожгли их. На третий день пребывания Гуменюк в Беломорске начался пожар, вызвавший серию взрывов в помещении складов, где раньше лежали снаряды. Как только начался  пожар бойцы батальона охраны Особого отдела оцепили «опасный» район, закрыв доступ к складским помещениям. К месту пожара прибыло много военных и гражданских лиц. Возникли слухи, что «это дело диверсантов». Эти широко распространившиеся в прифронтовом городе слухи создали весьма правдоподобную убедительную легенду для получения советским разведчиком еще большего доверия со стороны майора Раски и его коллег. 

После «совершения диверсии» в Беломорске 29 июня 1942 г. Гуменюк был переправлен через линию фронта из района г. Сегежи под видом агента разведки противника, возвращающегося на свою сторону после успешного выполнения задания в тылу советских войск. Перед ним была поставлена задача – еще глубже внедриться в разведку противника, продолжать сбор сведений о замыслах противника, об агентах, подготовленных к заброске в расположение и на коммуникации Карельского, Ленинградского и Волховского фронтов со шпионско-диверсионными заданиями. По возможности, после тщательного и всестороннего изучения, вести работу по склонению заслуживающих доверия агентов из числа советских военнопленных к явке с повинной. Однако не был решен очень важный вопрос: не были отработаны способы связи Гуменюка с Особым отделом Карельского фронта в случае новой заброски на советскую территорию. 

После перехода нейтральной полосы Гуменюк вышел к переднему краю вражеской обороны. Был задержан противником и доставлен в г. Медвежегорск. Здесь Гуменюк сообщил о своей принадлежности к агентурному аппарату майора Раски, назвал свой псевдоним – Морозов. Прошло немного времени и агент Морозов на автомашине Раски был доставлен в м. Косалму. Майор Раски остался доволен докладом, после чего Гуменюк вместе с капитаном Мармо составил подробную схему того района Беломорска, где стоял «уничтоженный» Морозовым склад. И началась проверка достоверности успешно проведенной агентом  диверсии, которая поначалу вызывала у Раски сомнения. Повторная аэрофотосъемка подтвердила  данные Гуменюка об уничтожении военного склада. Раски объявил Гуменюку, что он положительно оценивает работу, проделанную им в Беломорске. За проявленное мужество, инициативу и находчивость  командование наградило Гуменюка медалью «За заслуги» второй степени [10;180-203].   

После возвращения из советского тыла и дальнейшей проверки Гуменюк был зачислен в штат Косалмского  разведотряда Петрозаводской школы финской разведки на правах финского солдата. В сентябре 1943 г. в составе группы из трех человек был заброшен в район Сегежи, но связаться с Управлением контрразведки «Смерш» Карельского фронта не смог, так как группа отсиделась в лесу. Больше в советский тыл его не направляли. В конце июня 1944 г.  в составе 12 человек-выпускников разведшколы, наиболее ценных агентов,  оказался в районе   Йоэнсуу [10;203].  

В начале мирных переговоров с СССР  его направили Оулу, где он в  сентябре-октябре 1944 г. вел разведку передвижения немецких войск. В связи с перемирием советские власти потребовали выдачи всех военнопленных, ему и другим  разведчикам вручили финские документы. В декабре 1944 г. Косалмское разведотделение расформировывается. Гуменюку выдали  финскую медаль, и он самостоятельно устраивается (по финскому паспорту) на службу в пограничную охрану в районе Петсамо.   В мае 1945 г. после учебы в пограншколе  в Хельсинки  встречается с бывшими сослуживцами. Оставшись не разоблаченным, Гуменюк инициативно вышел на советскую резидентуру в Хельсинки, находит возможность посетить Союзную Контрольную Комиссию и 16 мая 1945 г. его тайно на самолете вывозят в Ленинград.  По финским данным  С.Д.Гуменюк, он же  «Терро» уже 11 ноября 1944 года был передан  в СССР [1;T.4,9-10], [2;20]. 

Возвратившись в Ленинград, С.Д.Гуменюк представил в военную контрразведку ценные сведения о деятельности разведывательных органов противника, об известных ему официальных сотрудниках и, особенно, агентах финской разведки, заброшенных или подготовленных к заброске на территорию нашей страны с подрывными заданиями. Сообщил также сведения о возможных местах нахождения вывезенных в Финляндию агентов [10;210]. В своем отчете указал около 100 человек: 21 кадровый сотрудник финской разведки, 22 человека из числа обслуживающего персонала, 27 агентов, 21 члена диверсионно-разведывательных групп [1;T.4,10].   

Советские разведчики внедрялись и в другие финские разведывательные школы. Они передавали информацию, которая позволяла проводить задержание агентуры финских разведшкол в советском тылу в течение всей войны.  В целом, органы безопасности Северо–Западного региона СССР успешно противодействовали разведкам противника. НКГБ КФССР  в  своем отчете о результатах контрразведывательной и  следственной работы за период 1941–1945 гг., направленном во 2-е (контрразведывательное) Управление НКГБ СССР  29 августа 1945 г.,  отмечал, что за период Великой Отечественной войны в тылу  частей Красной Армии на Карельском фронте было задержано 129 агентов финской разведки, окончивших разведывательные школы [1;T.4,10].  Их розыск продолжался и после окончания Великой Отечественной войны как в СССР, так и за рубежом, в результате розыскных мероприятии практически все агенты были арестованы. 

Анализ имеющегося материала позволяет сделать вывод о том, что, благодаря активности советской контрразведки, большинство  мероприятии финской и германской разведок на северо-западе СССР в период Великой Отечественной войны были сорваны: разведкам противника не удалось осуществить ни одной серьезной диверсии в тылу РККА, заброшенная в советский тыл агентура ограничивалась сбором информации визуальным путем и «в  темную».    

Изучение проблемы «тайной войны»  советских и финских специальных служб в военный период, которое сейчас становится возможным на основе рассекреченных документов российских ведомственных архивов, позволит лучше понять и осмыслить характер войны СССР с союзницей Германии Финляндией в 1941-1944 гг.    

* Работа выполнена при поддержке Программы стратегического развития ПетрГУ в рамках реализации комплекса мероприятий по развитию научно-исследовательской деятельности на 2012-2016 гг. 

Источники 

  1. Архив Управления Федеральной службы безопасности Российской Федерации по Республике Карелия ( Архив УФСБ РФ по РК). ФЛД. Д.25. Т.1-4. 
  1. Архив УФСБ РФ по РК.  ФТДМ. Д. 8277. 
  1. Национальный архив Республики Карелия (НАРК). Ф.287. Оп.2. Ед.хр.10. 

Список литературы 

  1. Авдеев С.С. Деятельность карельских спецгрупп на Карельском фронте в тылу противника // Карелия в годы Великой Отечественной войны 1941 – 1945.. Петрозаводск, 2001. С. 9-23. 
  1. Веригин С.Г.,  Лайдинен  Э.П.  Финская разведка //Север. 1997. № 4. С. 95–99. 
  1. Веригин С.Г., Лайдинен Э.П. Агентурная разведка армий фашистской Германии и Финляндии на Северо–Западе Советского Союза в 1941–1944 гг. //Подвигу жить в веках. Материалы военно–исторической конференции, посвященной 60–летию Победы советского народа в Великой Отечественной войне 1941 –1945 гг. Петрозаводск:Verso. 2005. С.81–88. 
  1. Лайдинен Э.П.  Радиоразведка Финляндии //Север. № 10, 2000. C. 95–106. 
  1. Лайдинен  Э.П.  Финская  разведка  в советско-финляндской войне 1939-1940//Материалы научно-практической конференции «Военная история России:  проблемы,  поиски,  решения». Сборник статей. Выпуск I. Санкт-Петербург. 2001. С. 50–53. 
  1. Лайдинен Э.П. Сортавала – финский разведывательный центр в Северном  Приладожье в 1918–1944-е гг. //Сортавала: страницы истории (к 370-летию основания города). Тезисы докладов I международной научно-просветительской краеведческой  конференция (20–21 июня 2002 года г. Сортавала). Петрозаводск. 2002. С. 42–45. 
  1. Леонов И.Я., Смирнов Н.Т. В стане врага // Документы свидетельствуют. Армейская контрразведка в годы войны. М., 1994. 480. 
  1. Хлобустов О. М. Разведывательно-диверсионная деятельность финляндских спецслужб на северо-западном театре военных действии//Карелия. Заполярье и Финляндия в годы Второй мировой войны (Тезисы докладов международной научной конференции (6-10 июня 1994 г.). Петрозаводск, 1994. С 18-19. 
  1. Хлобустов О.М. Финские коммандос в советском тылу //Новости разведки и контрразведки. № 13–14. 2000. C.10-15 
  1. Heiskanen R. Saadun tiedon mukaan … Päämajan johtama tiedustelu 1939–1945. Helsinki: Otava OY, 1989.  P.182-183. 
  1. Rislakki  J. Erittäin salainen. Vakoilu Suomessa. Helsinki: Love Kirjat. 1982. P.250. 

———————————————————————————————————————- 

Verigin S.G., Petrozavodsk State University (Petrozavodsk, Russian Federation) 

THE FEAT OF THE SOVIET INTELLIGENCE AGENT S.D.GUMENYK ON THE KARELIAN FRONT DURING THE GREAT PATRIOTIC WAR. 

The article deals with one of the episodes of the “secret war” between  
the Soviet and Finnish intelligence services on the Karelian front  
during 1941-1944 in case of infiltration of the Soviet intelligence  
agent S.D. Gumenyuk into Petrozavodsk school of Finnish intelligence.  
The forms and methods of the Soviet military counterintelligence  
preparation of Gumenyuk, his infiltration across the front line and into  
Petrozavodsk school of Finnish intelligence that was the biggest on the  
Karelian front are revealed.  Special attention is paid to the effective  
activity of the Soviet intelligence agent consisting in the frustration  
of a number of operations of the intelligence school in the Soviet home  
front. 

Key words: S.D. Gumenyuk,  the Soviet counterintelligence, Finnish intelligence, the Great Patriotic  war, the Karelian Front. 

SOURCES 

  1. Arhiv Upravlenia Federalnoi sluzbi bezopasnosti Rossijskoi Federatsii po Respublike Karelia. Fond liternih del. Delo 25. Tom 1-4. 
  1. Arhiv Upravlenia Federalnoi sluzbi bezopasnosti Rossijskoi Federatsii po Respublike Karelia. Fond trofeinih dokumentov i  materialov. Delo 8277. 
  1. Nationalny arhiv Respubliki Karelia. Fond 287. Opis 2. Edinitsa hranenia 10. 

REFERENCES 

  1. Avdeev S.S. Dejatelnost karelskih spetsgrupp na Karelskom fronte v tilu protivnika. //Karelia v godi Velikoi Otechestvennoi voini 1941-1945. Petrozavodsk, 2001. P.9-23. 
  1. Verigin S.G., Laidinen E.P. Finskaja razvedka  //Sever. 1997.  № 4. P. 95–99. 
  1. Verigin S.G., Laidinen E.P. Agenturnaja razvedka armii fashistskoi Germanii i Finljandii na Severo-Zapade Sovetskogo Soiuza v 1941–1944 g.. //Podvigu zhit v vekah. Nateriali voenno-istoricheskoi konferentsii, posvjaschennoi 60-letiu Pobedi sovetskogo naroda v  Velikoi Otechestvennoi voine 1941-1945 g. Petrozavodsk:Verso? 2005. P.81–88. 
  1. Laidinen E.P.  Radiorazvedka Finljandii  //Sever № 10, 2000. P. 95–106. 
  1. Laidinen E.P.  Finskaja razvedka v sovetsko-finljandskoi voine 1939-1940 //Materiali nauchno-prakticheskoi konferentsii «Voennaja istoria Rossii: problemi, poiski, reshenia». Sbornik statei. Vipusk I. Sankt-Petersburg, 2001.P. 50–53. 
  1. Laidinen E.P.  Sortavala – finskii razvedivatelnii tsentr v Severnom Priladozhi v 1918–1944-g. //Sortavala: stranitsi istorii (k 370-letiu osnovania goroda). Tezisi dokladov I mezhdunarodnoi nauchno-prosvetitelnoi kraevedcheskoi konferentsii (20–21 iunia  2002 goda g. Sortavala). Petrozavodsk, 2002. P. 42–45. 
  1. Leonov I.J., Smirnov N.T. V stane vraga // Dokumenti svidetelstvujut. Armeiskaja kontrrazvedka v godi voini. M., 1994. P.480. 
  1. Hlobistov O.M. Razvedivatelno-diversionnaja dejatelnost finljandskih spetssluzhb  na severo-zapadnom teatre voennih deistvii //Karelia, Zapoljarie I Finlandia v godi Vtoroi mirovoi voini (Tezisi dokladov mezhdunarodnoi nauchnoi konferensii (6-10 iunja  1994 g.). Petrozavodsk, 1994. P. 18-19. 
  1. Hlobistov O.M. Finskie kommandos v sovetskom tilu  //Novosti razvedki I kontrrazvedki. № 13–14. 2000. P.10-15. 
  1. Heiskanen R. Saadun tiedon mukaan … Päämajan johtama tiedustelu 1939–1945. Helsinki: Otava OY, 1989.  P.182-183. 
  1. Rislakki  J. Erittäin salainen. Vakoilu Suomessa. Helsinki: Love Kirjat. 1982. P.250. 
0