Помню тебя, 108-я Невельская…

У каждого проходившего службу в составе Ограниченного контингента советских войск в Афганистане свои воспоминания. У полковника запаса Валерия Тарасова период с 1988 по 1989 год связан со 108-й Невельской дважды Краснознамённой мотострелковой дивизией, дислоцировавшейся в Баграме. В ту пору, будучи капитаном, Тарасов участвовал в боевых операциях, обмене пленных, отправке погибших, был ранен, награждён орденом Красной Звезды.

полковник запаса Валерий Петрович Тарасов. Участник боевых действий в ДРА

Полковник запаса Валерий Петрович Тарасов. Участник боевых действий в ДРА

АФГАНИСТАН: К 25-ЛЕТИЮ ВЫВОДА СОВЕТСКИХ ВОЙСК

– Регулярно встречаюсь с соcлуживцами, с которыми служил в Афганистане, и, конечно, всплывают самые разные эпизоды: от по-настоящему страшных, от которых потом, после вывода, пришлось долго отходить, до комичных. Это как осколки памяти: одни ярче, другие с годами стали блёкнуть…

Считаю, самое главное то, что при всей остервенелости войны и постоянном напряжении взаимоотношения между людьми были очень добрые, товарищеские. До сих пор со многими «афганцами» в самых хороших отношениях. Мне, как и многим из нас, тяжело было переходить из военного времени в мирную жизнь, но справились…
Боевые эпизоды в подавляющем большинстве одинаковые: выходы на караваны, засады, сопровождение колонн. Бывало, что жизнь спасал случай. Как-то уже отправлялся с колонной в расположение дивизии, но меня буквально с бронетранспортёра снял знакомый офицер: «Пообедай с нами, а через несколько часов поедешь с очередной группой». Словом, уговорил, благо спешить в тот день было некуда. А спустя какое-то время по радио пришло сообщение: на колонну напали и на БТР, где я должен был ехать, всего трое раненых, остальные погибли…

К слову, в силу служебных обязанностей курировал пункт отправки тел погибших (ПОТП), тот самый печально известный «чёрный тюльпан». Первый визит туда стал настоящим потрясением, но потом постепенно привык – это война. ПОТП находился рядом с аэродромом, и привезённых туда погибших обследовали, обмывали, одевали в военную форму по роду войск, прикрепляли соответствующую табличку с данными, фотографировали. При ПОТП находилась патологоанатомическая лаборатория. Печальная миссия, но здесь тоже важен порядок. По четвергам прилетал самолёт, и «груз 200» отправлялся в Ташкент, а оттуда – по местам захоронения.

Яркие моменты – приезды известных артистов. Помню, сидел в пустом зале смонтированного из модулей полкового клуба на репетиции Иосифа Кобзона и был поражён его требовательностью и к себе, и к музыкантам оркестра. «Ты что, сюда фальшивить приехал?» – сделал он замечание одному из оркестрантов. А я и ещё один офицер, сидевший в зале, ничего не заметили… Да и вообще главное для людей было увидеть на сцене знаменитого певца.
Неожиданный сюрприз мне лично сделала Эдита Пьеха. Я её сопровождал в том числе и в Кабул. Перед отъездом она пообещала передать письмо жене в родной Ленинград и исполнить в концерте по заявкам на городском радио заказанную мной песню «И будет вечер белым-белым».

Когда вернулся, жена мне рассказала, что позвонила мама: «Только что в передаче «В рабочий полдень» выступала Эдита Пьеха и поделилась, что вернулась из Афганистана, встречалась с воинами, и для супруги капитана Тарасова по его просьбе исполняет песню «И будет вечер белым-белым». Жена не поверила, но тут раздался телефонный звонок: «Это Эдита Пьеха. У меня для вас письмо от мужа – готова его передать». Ещё при встрече подарила специальный пропуск на все её концерты. Конечно, такое не забывается…

К слову, приезжавшие артисты вместе с нами, военнослужащими, подвергались риску даже в Баграме. Например, в модуль офицерской столовой, аналогичный клубному, попал реактивный снаряд, от него мало что осталось…

С Кабулом связан и комичный случай, который вполне мог стать трагичным. Однажды мне приказали обеспечить работу военных учёных из одного НИИ Минобороны. Они выполнили свою задачу и перед отлётом попросили заглянуть в Кабул. Среди учёных был и мой земляк Виктор Линёв – жил в одном подъезде с моими родителями в Ленинграде. Пользуясь случаем, попросил его привезти им передачу – крайне дефицитный в то время компактный японский телевизор. Дескать, вернусь домой живой – буду смотреть…

Поехали на ГАЗ-66: я с оружием в кабине с водителем, они – в кузове. Купили какие-то сувениры, и перед отъездом я ещё несколько раз переспросил: «Все в сборе?» Ответили утвердительно. Приезжаем, и тут обнаруживается, что этого самого Вити как раз и нет – забыли его в Кабуле. Сажусь в машину, беру ещё БТР – и мигом туда. Приезжаем: а он стоит у того самого магазина, темнеть начинает и рядом уже заметны «духи», которые присмотрели такую «добычу». Словом, успели вовремя. Потом ещё при отлёте этих учёных аэродром обстреляли, но обошлось. А привезённый телевизор до сих пор работает, хотя снаряд при обстреле в нескольких метрах от коробки разорвался…

Хорошо помню вывод войск – это была чётко продуманная и очень грамотно организованная операция. 108-я мсд выходила в числе последних. Со мной ехал подполковник Геннадий Ветошкин – бесстрашный офицер, с которым не раз вызволяли из бандформирований пленных. Кстати, и после вывода Геннадий Михайлович многое сделал для розыска без вести пропавших в Афганистане. Да и его награды говорят сами за себя: орден Красного Знамени, два ордена Красной Звезды.

Преодолели горный серпантин к Салангу, спустились на ту сторону. Среди афганских барханов боевые части дивизии ещё неделю стояли, а тыл уже вывели по ту сторону границы. Пришлось неделю просидеть на рассольнике – почему-то только банки с этим супом остались в качестве НЗ. Теперь на это блюдо смотреть не могу…

 капитаны ВЫСОЦКИЙ и ТАРАСОВ. Кабул. 1988 год

капитаны ВЫСОЦКИЙ и ТАРАСОВ. Кабул. 1988 год

В последние дни перед выводом потерял друга. Накануне выхода из Баграма капитан Игорь Боровков подъехал ко мне, и мы ещё вместе порадовались скорому свиданию с Родиной. 8 февраля сообщил по радио, что к полудню подъедет к лагерю и будем выходить вместе. И действительно, вижу его БТР. Водитель выходит. «Где командир?» А Игорь лежит и не дышит – погиб, прикрывая солдат от нападения «духов». Посмертно капитан Боровков был награждён орденом Красной Звезды.
…Совсем недавно друзья рассказали, что в Интернете есть сайт 108-й мсд. С удивлением обнаружил там своё фото: я, усталый, на бронетранспортёре, после очередной операции – у меня такого нет в архиве. Для каждого из служивших в Афганистане это было трудным испытанием, такое не забывается. В этом году 15 февраля тоже соберёмся с друзьями-ветеранами и отметим 25-летие вывода, вспомним о тех, кто не вернулся… Эта память всегда с нами.

Олег ПОЧИНЮК, «Красная звезда».

На снимках: полковник запаса Валерий ТАРАСОВ Фото Елены ДОБРЫНИНОЙ; капитаны ВЫСОЦКИЙ и ТАРАСОВ. Кабул. 1988 год.
.
Фотоальбом ОО КГБ СССР по 108 Невельской дивизии

0