А. Безверхний о программе Молчаливое эхо войны

Генерал-полковник, бывший руководитель Департамента военной контрразведки ФСБ России Александр Георгиевич Безверхний (2000-2015 гг.) рассказал телеканалу «Звезда» о благотворительном проекте по увековечиванию памяти погибших защитников Отечества «Молчаливое эхо войны» на открытии памятной часовни имени святого князя Александра Невского в Карелии. Читать полностью

Поздравляем с наградой!

  от комментариев Комментарии к записи Поздравляем с наградой! отключены

25 сентября 2020 года в рамках мероприятий, посвященных 75-летию Великой Победы и 100-летию образования Республики Карелия, в церемонии торжественного открытия и мемориального комплекса “Неизвестному солдату” принял участие член Совета Федерации  от исполнительного органа государственной власти Республики Карелия Ракитин Александр Васильевич. Читать полностью

В День памяти жертв блокады Ленинграда

8 сентября в День памяти жертв блокады Ленинграда руководством Управления ФСБ России по ЗВО и Советом ветеранской организации в рамках 75-летия Победы проведено памятное мероприятие. Читать полностью

Помнить павших!

  от комментариев Комментарии к записи Помнить павших! отключены

Ветеранской организацией Управления ФСБ РФ по Западному военному округу продолжается работа по увековечиванию памяти воинов, в том числе сотрудников военной контрразведки, погибших в тяжелые годы испытаний нашей Родины. 

В рамках этой работы нами подготовлена серия материалов о работе по сохранению и восстановлению памяти о героях, отдавших свои жизни в тяжелейших боях в 1939 и 1944 гг. в Питкяранском районе Республики Карелия.

Читать полностью

О боях 100 Гв.ВДД в которых пал контрразведчик Кузнецов С.А.,

Предлагаем вниманию описание боев 100 гв. воздушно-десантной дивизии , в которых погиб 13 июля 1944 смертью храбрых старший оперуполномоченный артполка старший лейтенант Кузнецов при освобождении Карелии от финских захватчиков. Читать полностью

Выставка “Бессмертный полк” на Литейном 4

Сотрудники Управления ФСБ России по ЗВО создали выставку “Бессмертный полк” в стенах дома на Литейном 4. Они представили фотографии и рассказали о своих родственниках, принимавших участие в Великой Отечественной Войне. Более 60 героев встали в строй “Бессмертного полка”. Читать полностью

Выставка картин к 75 летию Победы

В рамках празднования 75 летия Победы открываем посвященную этому событию выставку произведений из картинной галереи, написанной военным контрразведчиком, в прошлом руководителем Особого отдела КГБ СССР по 56 ОУЦ (ЛенВО) подполковником АНИСИМОВЫМ Виталием Гавриловичем. Читать полностью

Галерея ветеранов СМЕРШ

Более 50 портретов защитников Ленинграда, написанных с натуры известным портретистом-графиком Сайбаталовым Х.Г., хранившиеся ранее в Казани, были переданы вдовой художника Ифирой Захаровной Управлению ФСБ России по Западному военному округу и его ветеранской организации в марте 2020 г.

Портреты военных контрразведчиков и зафронтовых Ленинградского и Волховского фронтов, написанные в конце 80-х гг. прошлого
века, никогда ранее не выставлялись.
Читать полностью

СМЕРШ и его истоки

  от комментариев Комментарии к записи СМЕРШ и его истоки отключены

19 декабря 2018 года ветераны и сотрудники военной контрразведки ФСБ РФ отметили 100-й юбилей со дня рождения органов безопасности, призванных защищать российскую армию от тайных происков секретных служб тех государств, которые на разных исторических этапах проводили антироссийскую политику. Вместе с тем автор данной статьи обращает внимание, что до 19 декабря 1918 года военная контрразведка имела глубокие исторические корни, отшлифованные методы добывания информации по защите безопасности российской армии. Бывшие сотрудники военной контрразведки царской армии во многом определили стиль, разработали теорию разведки и контрразведки, передали уникальный опыт большевикам в деле организации военной контрразведки в Красной Армии. В этой связи вернёмся к истокам…

        Как бы не называли военную контрразведку за последние 200 лет — Высшей полицией, Высшей военной секретной полицией, III отделением Собственной канцелярии его Императорского Величества, Разведочным отделением, отделом контрразведки Генерального штаба, — она выполняла главную задачу, поставленную перед ней военно-политическим руководством страны — получить упреждающую информацию о стратегических планах противника, не допустить проникновения в штабы российской армии вражеской агентуры.

Революция, совершившаяся в 1917 году в России, дала толчок силам, которые не могли поделить власть мирным путём. Партия большевиков во главе с Владимиром Лениным в условиях гражданской войны отчётливо осознала, какое эффективное оружие для удержания политической власти представляет собой ВЧК. Остро встал вопрос о создании аналогичного органа в Красной Армии.

Вместе с тем следует заметить, что с января 1918 года функции военной контрразведки осуществляли независимые друг от друга органы: регистрационная служба при Всероссийском главном штабе, контрразведывательное отделение при Оперативном управлении Высшего военного совета и регистрационная служба при Морском штабе. В это же время на заседании ВЦИК Феликс Дзержинский ставил вопрос о создании единого контрразведывательного органа в Красной Армии. Наконец, 30 мая 1918 года был учреждён первый орган военной контрразведки Красной Армии в виде отделения Военного контроля Оперативного отдела Народного комиссариата по военным и морским делам РСФСР. Кроме чисто контрразведывательных функций, новый орган занимался разведкой в тылу Белой армии. Однако факты предательства со стороны отдельных сотрудников Военного контроля дискредитировали его деятельность. В июле на Восточном фронте в противовес Военному контролю было создано армейское ЧК, которое возглавил Мартин Лацис — большевик с опытом подпольной работы. В конечном итоге в ноябре Реввоенсовет республики принял постановление о создании Особого отдела путём объединения Военного контроля и армейских ЧК. 19 декабря 1918 года было принято постановление ВЦИК о создании Особых отделов в Красной Армии. На должность начальника Особого отдела ВЧК был назначен Михаил Кедров — старый большевик и опытный организатор. Название нового контрразведывательного органа — Особый отдел — предложил Владимир Ленин.

Особые отделы приняли в свои ряды лучших военных контрразведчиков, имевших за плечами опыт работы в контрразведке царской армии, а также преданных делу революции молодых рабочих, пришедших в особые отделы по рекомендации партийных организаций.

Почётный работник ВЧК-ГПУ 20-х годов Артур Христианович Артузов, получивший закалку в Особом отделе, являясь начальником КРО ОГПУ СССР, возглавил оперативные разработки «Синдикат-2» и «Трест», завершившиеся арестом Бориса Савинкова и английского разведчика Сиднея Рейли. Под его руководством в разработке «Синдикат-2» принимал участие легендарный чекист Григорий Сергеевич Сыроежкин, бывший сотрудник Особого отдела ВЧК, задержавший Бориса Савинкова.

В 1934 году произошла серьёзная реформа, затронувшая деятельность отечественных спецслужб. ОГПУ, как орган разведки и контрразведки, вошёл во вновь образованный наркомат в виде конкретных Управлений, в том числе Особых отделов. В это же время был введён термин «сотрудник государственной безопасности» и специальные воинские звания и форма со знаками различия ГБ. Народным комиссаром внутренних дел стал известный чекист из окружения Ф. Дзержинского Генрих Григорьевич Ягода, а его первым заместителем — Яков Саулович Агранов. В такой структуре НКВД и Управление Особых отделов сохранились до 17 февраля 1941 года. По специальному Указу СНК НКВД был разделён на два органа: НКВД и НКГБ СССР. Управление Особых отделов было переподчинено НКО в виде 3-го Управления. Народным комиссаром НКВД стал Лаврентий Павлович Берия, НКГБ — зрелый и опытный чекист Всеволод Николаевич Меркулов. Л. П. Берия как первый заместитель СНК курировал и НКГБ.

С 1938 по 1940 год фактически произошла смена поколений сотрудников государственной безопасности. На место репрессированных чекистов пришло молодое поколение комсомольцев, беззаветно преданных идеалам коммунистической партии, но не имеющих практического опыта. Из их числа 60% — молодые люди от 25 до 35 лет, большая часть с высшим образованием, по национальности в основном русские. Им-то и пришлось столкнуться 22 июня 1941 года с безжалостным и опытным противником на незримом фронте.

По состоянию на 22 июня 1941 года органы военной контрразведки были представлены следующими структурами: 3-е Управление НКО СССР, 3-е Управление НКВМФ СССР, 3 отделами НКВД СССР, которые оперативно обеспечивали пограничные и внутренние войска.

В связи с тяжёлым положением Красной Армии в первые месяцы Отечественной войны, ввиду огромных потерь среди личного состава, военной техники, а также прямого предательства и дезертирства, руководителями страны было принято решение о концентрации особых полномочий в едином органе государственной безопасности. Вновь НКГБ был объединён с НКВД, и с 17 июля 1941 года военная контрразведка была переподчинена руководителю государственной безопасности в виде Управления Особых отделов, которое возглавил молодой 34-летний Комиссар 2-го ранга Виктор Семёнович Абакумов. Особые отделы были наделены чрезвычайными полномочиями: они имели право принятия внесудебных решений и расстреливать предателей и паникёров без передачи материалов в военные трибуналы. Особые полномочия военной контрразведки продлились до конца 1942 года, то есть до стабилизации положения на фронтах Отечественной войны.

Центральной задачей противоборства с агентурной деятельностью немецких спецслужб являлась розыскная деятельность. Примером является широкомасштабный розыск разведывательно-диверсионных групп «Абверштелле Ревал» на Карельском перешейке. В августе 1942 года они были заброшены в тыл фронта для подготовки крупной десантной операции немецко-финских войск в районе города Коноши, имеющей цели изолировать советский Север от центральных районов СССР, перекрыть поставки союзников по магистралям из Мурманска и Архангельска, начать наступление на Вологду.  К этому времени центральный аппарат уже располагал разведданными о подготовке противником наступления в этом районе, в случае успеха которого войска Карельского, Ленинградского фронтов могли оказаться в окружении.

Розыскная операция проводилась силами НКВД Карело-Финской ССР, УНКВД по Архангельской и Вологодской областям, Особых отделов НКВД Карельского фронта, группы центрального аппарата НКВД, с участием воинских частей НКО, истребительного батальона и частей внутренних войск НКВД, других подразделений.  Для их координации на место вылетел начальник Третьего Управления НКВД СССР (военная контрразведка) комиссар госбезопасности 3-го ранга Куприн П.Т., только назначенный на должность и ранее возглавлявший Особый отдел по Северному, Ленинградскому, затем Московскому военному округу.

К 8 ноября 1942 г. все шпионско-разведывательные группы на территории Карело-Финской ССР и Архангельской области были ликвидированы, девять агентов захвачено, четверо убиты, изъято 5 баз с продовольствием и снаряжением, 2 рации, аппарат для подслушивания переговоров, шифры и коды, 9 автоматов, 15 пистолетов, 13 тысяч патронов, 25 парашютов, резиновые лодки, яд, взрывчатка и много другого имущества, а также гидросамолет «Хейнкель-115», присланный абвером для эвакуации разведчиков. О результатах доложено Верховному главнокомандующему И.В. Сталину. Самолет, на котором возвращался Павел Тихонович Куприн, 11 ноября 1942 был сбит, а он, вместе с экипажем погиб, что явилось потерей самого крупного руководителя органов госбезопасности в годы Великой Отечественной войны.

В апреле 1943 года, по предложению И. В. Сталина, был образован новый орган — «Смерш», название которому дал сам Иосиф Виссарионович. 19 апреля 1943 года было подписано секретное постановление Совнаркома, согласно которому военная контрразведка передавалась в наркоматы обороны и Военно-Морского Флота, при которых учреждались управления контрразведки «Смерш». В связи с чем Управление Особых отделов НКВД было переподчинено НКО. Начальником вновь образованного органа был назначен Виктор Семёнович Абакумов, проявивший себя как опытный чекист и организатор военной контрразведки. Под его руководством органы «Смерш» фронтов из сугубо контрразведывательных органов превратились в мощную разведывательно-контрразведывательную службу.

Они довели до высокого профессионального уровня такие направления в деятельности военной контрразведки, как зафронтовая работа, радиоигры, фильтрационная работа, совершенствовали работу с агентурным аппаратом.

Военные контрразведчики за годы войны осуществили уникальные оперативные мероприятия по внедрению своей агентуры в разведывательные органы нацистской Германии (зафронтовая работа). В этой связи хотелось бы привести пример внедрения в разведшколу абверкоманды-103 офицера Красной Армии Александра Ивановича Козлова, который с июля 1943 года по апрель 1945 года под позывным «Байкал-60» передал в Центр информацию о 127 агентах Абвера, подготовленных в катынской разведшколе и подробно осветил деятельность абверкоманды-103. О его подвиге известно из кинотрилогии «Путь в Сатурн», «Сатурн почти не виден», «Конец операции Сатурн». Уникальным по результативности было внедрение Петра Ивановича Прядко, техника-интенданта 5-й армии, в разведшколу абвергруппу-102. П. Прядко, выполняя задание немецкой разведки, неоднократно пересекал линию фронта, и передал в органы военной контрразведки «Смерш» информацию на 101 агента. Только с января по апрель 1942 года он дважды пересекал линию фронта с заданием, полученным от сотрудников разведки абверкоманды-103.

За время войны военная контрразведка провела свыше 180 радиоигр с противником. Было арестовано более 400 агентов немецко-фашистской, финской, венгерской и румынской разведок. Главной задачей военной контрразведки во время проведения радиоигр явилась передача дезинформации.

Хотелось бы, наконец, ещё раз отчётливо заявить, что дивизии НКВД и Особые отделы НКВД не имели никакого отношения к заградительным отрядам. Во-первых, инициатором создания заградительных отрядов был генерал Андрей Иванович Ерёменко, который 5 сентября 1941 года подал записку на имя И. Сталина в Ставку Верховного Главнокомандования, в которой предложил создать заградительные отряды в связи с тяжёлым положением на Юго-Западном направлении. Уже 12 сентября Ставка отреагировала директивой № 001919 «О создании заградотрядов» в количестве стрелкового батальона на дивизию, где подчинила заградотряд командиру дивизии. Директива предписывала применение оружия против тех, кто бежал с поля боя, и была подписана И. Сталиным и Б. Шапошниковым.

История Отечественной войны показала, что командующие армиями применяли дивизии НКВД в критических ситуациях как самые надёжные и хорошо вооружённые.

Например, рубежи Ленинградского фронта в числе десятка дивизий народного ополчения защищали 1-я, 2-я, 20-я, 21-я, 22-я дивизии НКВД. Части 20-й дивизии НКВД в составе Невской оперативной группы в октябре 1941 года приняли участие в форсировании Невы в районе Невской Дубровки и удержании плацдарма, который получил название Невский Пятачок. За 25 дней непрерывных боёв — с конца октября и до середины ноября, пытаясь пробить фашистскую оборону и соединиться с Волховским фронтом, 20-я дивизия НКВД из 7 тысяч личного состава потеряла более 5 тысяч человек, то есть в прямом смысле кровью залила берег Невы, уничтожив в боях десятки тысяч солдат противника. Также стойко и мужественно дивизии НКВД проявили себя в сражениях под Москвой, Сталинградом, Курском. Однако определённая часть историков умалчивает эти факты. С 2 по 8 октября 1941 года десант, состоявший из батальонов 20-й и 21-й дивизий НКВД и добровольцев моряков из Кронштадта, выполняя приказ командующего Ленинградским фронтом Г. К. Жукова, пытались прорваться через укрепления неприятеля и соединить Ораниенбаумский плацдарм с Ленинградским фронтом. Большинство десантников погибло в ожесточённом бою смертью храбрых, однако они унесли с собой тысячи жизней немецких солдат и офицеров.

О результатах деятельности военной контрразведки за годы войны свидетельствуют следующие данные. С 1941 по 1945 год органами военной контрразведки было задержано более 30 тысяч немецких разведчиков, около 3,5 тысяч диверсантов и свыше 6 тысяч террористов, в том числе в 1941 г. — свыше 4 тысяч разведчиков, диверсантов и террористов, в 1942 г. — около 7 тысяч, в 1943 г. — свыше 20 тысяч. Осенью 1941 года военные контрразведчики вернули в строй целую армию бежавших с поля боя красноармейцев: 555247 человек! За весь период войны военные контрразведчики вернули в строй 1 млн 200 тысяч солдат и офицеров Красной Армии.

Из числа военных контрразведчиков за весь период войны погибло, выполняя свой долг, 6,5 тысяч человек. Не было зафиксировано ни одного факта малодушия или предательства.

Четверо сотрудников военной контрразведки были удостоены звания Героя Советского Союза: Пётр Анфимович Жидков, Григорий Михайлович Кравцов, Михаил Петрович Крыгин, Василий Михайлович Чеботарёв — посмертно.

В 1946 году военная контрразведка вошла одним из Управлений в систему гигантского органа МГБ СССР, из которого 13 марта 1954 года выделился новый орган — КГБ при Совете Министров СССР. В нём в качестве 3-го Главного Управления продолжала свою работу военная контрразведка, эффективно используя опыт своих предшественников.

В 60-е и 70-е годы вооружённые силы СССР приняли участие в опаснейших для мирового сообщества военно-политических конфликтах. Военные контрразведчики, выполняя свой долг, внесли достойную лепту в дело разрешения Карибского кризиса, гражданской войны в Афганистане и других «горячих точках».

За последние двадцать лет ими были обезврежены десятки агентов спецслужб противника, пресечены попытки передачи секретных данных. Агенты ЦРУ О. В. Пеньковский, П. С. Попов, Д. Ф. Поляков, С. В. Скрипаль — бывшие сотрудники военной разведки ГШ М О СССР — нанесли тяжёлый урон безопасности СССР, но были разоблачены при активной работе военной контрразведки и понесли залуженное наказание: первые трое расстреляны. Военные контрразведчики, где бы они не находились — в кровопролитных сражениях под Москвой, Сталинградом, под Курском, в «горячих точках» планеты, всегда стояли плечом к плечу с советским-российским солдатом, повышая его боеспособность и безопасность от вражеских тайных ударов в спину.

Сергей Васильевич Рац

Вернем маршала домой!

  от комментариев Комментарии к записи Вернем маршала домой! отключены

Совет ветеранской организации призывает присоединиться к обращению “Вернем маршала домой!” для возвращения из Праги в Россию снесенного там памятника Коневу, инициированному его семьёй и поддержанному Министром Обороны России.

Дорогие друзья!

75 лет назад наши предки, отцы и деды освободили Европу от фашизма. Очень многие из них положили за это свои жизни. На пороге завершения той страшной войны им особенно хотелось дожить и возвратиться на Родину к своим матерям, женам и детям.

По данным МО РФ только при освобождении Чехословакии, Польши и Венгрии погибли более 880 тысяч наших солдат и офицеров. Это превышает ВСЕ БОЕВЫЕ ПОТЕРИ союзников – Великобритании и США во Второй Мировой войне!

Памятник маршалу Коневу, командовавшему в мае 45 го освобождением Чехии, был установлен в Праге в честь подвига освободителей – всех советских солдат, офицеров и генералов, воевавших с фашизмом, в том числе, сложивших голову за свободу и независимость Чехии и других стран Европы.

Снос этого памятника 3 апреля 2020 года стал глумлением над памятью воинов, освободивших мир от «коричневой чумы»! Монумент, против сноса которого выступали граждане Чехии, демонтирован в период пандемии под прикрытием новой заразы, поражающей планету. Это символ и он должен пробудить здоровые силы: от командующих (политикой и экономикой) до рядовых граждан, чтобы объединиться против демонтажа наших идеалов и ценностей.

7 апреля Президент России подписал закон, который вводит уголовную ответственность за уничтожение либо повреждение расположенных на территории Российской Федерации и за ее пределами воинских захоронений, памятников, стел, мемориальных сооружений, объектов, посвященных погибшим при защите Отечества, Дням воинской славы России, а также памятников и мемориальных сооружений, посвященных военачальникам России.

 9 апреля семья Ивана Степановича Конева начала сбор подписей под обращением к Президенту России с ходатайством о возвращении памятника в Россию.

10 апреля Министр обороны России обратился к Министру обороны Чехии с просьбой передать Москве памятник, но получил ответ, что в этом вопросе он бессилен, поскольку решение о сносе принимал район Прага-6.

Сносы памятников нашим героям-освободителям также происходят в Венгрии, Польше, Украине, странах Прибалтики, причем часто на основе решений, принятых руководством этих стран. Жестких мер, понуждающих прекратить глумление над памятью наших героев, еще не предпринималось.

Совет ветеранской организации призывает присоединиться к движению “Вернем маршала домой!”, инициированному семьёй маршала Конева и поддержанному Министром Обороны России, а также поддержать активные меры руководства страны, направленные на защиту памяти наших героев.

Подписаться под обращением к Президенту России можно здесь.

См материалы:

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ ОПЕРГРУПП «СМЕРШ» ПРИ ОСВОБОЖДЕНИИ СТРАН ЕВРОПЫ читать

О потерях при освобождении Европы далее

О РАБОТЕ ОРГАНОВ СМЕРШ ПРИ ОСВОБОЖДЕНИИ ПОЛЬШИ

Из воспоминаний военного контрразведчика Л.Г. Иванова читать

Армия Крайова против наших войск при освобождении Польши читать

Рассекреченные документы Минобороны по освобождению Польши перейти

В память об Олеге Пидемском

20 марта 2020 года после тяжёлой болезни на 74 году ушёл из жизни Олег Борисович Пидемский – один из соавторов книги “Особист” о своём отце-сотруднике СМЕРШа, участнике боев на Невском пятачке.

Почти год Олег Борисович работал с архивами отца, делая выборку наиболее интересных и значимых материалов для будущей книги.

Ещё при жизни Бориса Михайловича он , в совершенстве владея компьютерной техникой, много помогал отцу в написании книг и различных документов. Поэтому первый человек, кому Борис Михайлович дарил книги – был сын Олег.

На форзаце первого издания книги “Под стук метронома” Борис Михайлович написал: “Дорогому Олегу – славному соратнику в издании книги и милой Раечке, чьим терпением была обеспечена его работа. На добрую память. С любовью. Отец.”

Светлая память об Олеге Борисовиче Пидемском навсегда останется в наших сердцах.

Гражданская панихида состоится 23 марта в 11.00 в малом зале Крематория Санкт-Петербурга.

Заместитель председателя Совета Лиги офицеров госбезопасности в СЗФО контр-адмирал в отставке Н. Н. Соцков

Совет ветеранов Управления ФСБ РФ по Западному военному округу выражает глубокое соболезнование родным и близким Олега Борисовича.

Председатель Совета ветеранской организации полковник в отставке А.П. Конташов

Из истории розыска немецких агентов

  от комментариев Комментарии к записи Из истории розыска немецких агентов отключены

№ 1183

Директива НКВД СССР № 481 о мерах по розыску и аресту агентов германской военной разведки, обучавшихся в разведшколах в местечках Вяцати (Латвия) и Вихула (Эстония)

5 ноября 1942 г.

Начальникам особых отделов НКВД фронтов,

7-й отдельной и резервной армий, флотов, флотилий, военных округов и спецлагерей, начальникам оперативных управлений НКВД СССР: КРУ, ЭКУ, ТУ и 4-го Управления, начальнику Управления войск НКВД по охране тыла Действующей Красной Армии

Особым отделом НКВД Волховского фронта’ 1 октября с.г. арестованы агенты-диверсанты германской военной разведки: бывший командир бата­льона 174-й стрелковой дивизии 22-й армии Филимонов В.А., бывший начальник штаба 3-го батальона 254-й стрелковой дивизии 2-й Ударной армии Швецов СВ. и бывший командир взвода ПТО 126-й стрелковой дивизии 22-й армии Сверчков Г.А.

( 5 декабря 1942 г. военным трибуналом Волховского фронта осуждены по ст. 58-16 УК РСФСР: Свертков Георгий Афанасьевич — к высшей мере наказания; Филимонов Васи­лий Алексеевич, Швецов Сергей Васильевич – к 10 годам лишения свободы каждый)

На допросе арестованные показали, что они прошли обучение в школе германской разведки в м. Вяцати1 (Латвия), что в 18 км от Рижского залива, организованной немцами в декабре 1941 г.

Эта школа подготавливает агентов-диверсантов для разрушения желез­нодорожных сооружений и других военных объектов в ближнем тылу час­тей Красной Армии, радистов и агентов для борьбы с партизанами.

Окончившие школу в Вяцати агенты проходят дополнительное обуче­ние производству диверсионных актов, стрелковому делу и топографии в другой разведывательной школе, расположенной на территории Эстонии в м. Вихула2, бывшем имении барона Шуберта.

За последнее время эта школа, координируя свою работу с разведыва­тельной школой в Вяцати, самостоятельно вербует агентов-диверсантов, обучает их и перебрасывает на самолетах в расположение наших частей.

Переброшенные агенты одеты в форму командиров и бойцов Красной Армии и снабжены германской разведкой портативными радиостанциями немецкого или американского образца, взрыввеществами, оружием, фик­тивными документами и советскими деньгами.

При изготовлении фиктивных документов в школе Вихула используются захваченные подлинные печати и штампы штаба и политотдела 46-й сд и из­готовленные школой поддельные штампы и печати 19-го эвакуационного гос­питаля Сокольнического райвоенкомата г. Москвы, 11-й сд, 15-го стрелко­вого и 8-го и 15-го моторизированных полков, Военно-санитарного управления НКО и Красногвардейского райкома ВКП(б) г. Ленинграда.

При оформлении документов в школе Вихула оттиск номера части в круглой гербовой печати проставляется после наложения печати и заметно выделяется, в результате чего можно установить поддельность документа.

Допросом арестованных установлено, что среди участников диверси­онных групп, перебрасываемых школой Вихула на нашу сторону, гер­манская разведка имеет своих агентов-«внутрснников» для предотвраще­ния явки диверсантов с повинной в НКВД и физического уничтожения их в случае необходимости.

Разведывательно-диверсионная школа и м. Вяцати была организована в октябре 1941 г., условно именовалась лагерь «А» и входила в подчинение разведоргана абверш-теллс «Оетланд». Начальником школы был капитан Вольф Эдуард. В школе проходили предварительную подготовку диверсанты-радисты, готовились разведчики для внедре­ния в партизанские отряды. Одновременно в школе обучалось до 150 человек. Обучение продолжалось 1—2 месяца.

До мая 1943 г. школа дислоцировалась в м. Вяцати, в 18 км от Риги, в лесистой дачной местности на берегу Рижского залива.

В мае 1943 г. школа была переведена в м. Улброк (12 км юго-восточнее Риги). Летом 1944 г. в связи с наступлением Красной Армии в Прибалтике школа была расформирована.

Разведывательно-диверсионная школа в м. Вихула была организована в октябре 1941 г. при абвергруппс 212 и первое время размещалась в м. Вихула Эстонской ССР (в 30 км от г. Реквсре) в бывшем имении барона Шуберта. Начальником школы был капи­тан фон Рсйнгарл Курт, одновременно он являлся начальником абвергруппы 212.

Школа готовила агентов-диверсантов и радистов для разведывательной работы и совершения диверсионных актов в тылу Советского Союза. Одновременно в школе обу­чалось 30—50 агентов. Обучение продолжалось 2—3 месяца. В процессе обучения агенты укомплектовывались в группы по 4—8 человек, в каждую включался радист.

С апреля 1943 г. школа дислоцировалась в д. Сяглиции, а затем в д. Извары Волосов-ского района Ленинградской области, в июне 1943 г. переведена в м. Вано-Нурси Эстон­ской ССР и целиком влита в существовавшую там диверсионную школу.

Из подготовленных в указанных школах диверсантов, как показали арестованные, в августе — сентябре с.г. германская разведка перебросила на нашу сторону:

группу Щербакова в числе 4 человек — в район ст. Сорока Кировской железной дороги с заданием подорвать военные склады в этом районе;

группу Тунгусова в числе 5 человек — в район юго-западнее Ладожского озера с таким же заданием;

группу Панченко в числе 6 человек (все бывшие .летчики советской авиации). Эта группа переброшена в тыл наших частей с участка Западного фронта на самолете с советскими опознавательными знаками. Намечен­ный для них район подрывной деятельности не установлен.

Кроме этого, подготавливаются к переброске на нашу сторону:

группа Фирсова в числе 5 человек — предположительно в один из рай­онов: Череповец—Вологда, Вологда—Буй,Котельничи-Киров;

группа Виноградова в числе 3 человек — в район Карельского перешейка.

Прилагая при этом список1 выявленных агентов-диверсантов германс­кой военной разведки, подготовленных в школах в Вяцати и Вихула и частично переброшенных на нашу сторону,

предлагаю:

принять меры к их розыску и аресту. При аресте указанных агентов германской разведки сообщать в Управ­ление особых отделов НКВД СССР.

Зам.народного комиссара внутренних дел СССР

комиссар госбезопасности 3 ранга Абакумов

ЦА ФСБ России

УКР «Смерш» НКО СССР против Абвера

  от комментариев Комментарии к записи УКР «Смерш» НКО СССР против Абвера отключены

Развитие и становление операций по розыску разведывательно-диверсионных групп и агентуры немецкой разведки в годы Великой Отечественной войны на примере органов военной контрразведки Ленинградского, Волховского, Карельского и Прибалтийского фронтов.


В созданной в годы Великой Отечественной войне системе борьбы с агентурной разведкой специальных служб Германии наряду с агентурным проникновением и дезинформированием немаловажное место занимала розыскная деятельность. Можно сказать, что она фактически являлась конечной целью и результатом противоборства с широкомасштабной агентурной деятельностью немецких спецслужб.

Главной целью операций по розыску являлось установление местонахождения отдельных агентов, особо опасных государственных преступников и разведывательно-диверсионных групп находящихся за линией фронта, в зоне боевых действий, в прифронтовой полосе и в тылу.

Право на проведение контрразведывательных операций по розыску имели:

– 1 отдел 2-го Управления НКВД СССР, 10 отдел Управления Особых отделов НКВД СССР, а затем 3-й и 4-й отделы ГУКР «Смерш» НКО СССР; 4-е Управление НКВД-НКГБ СССР;

– транспортные отделы НКВД СССР на железных дорогах и в морских портах;

– 4-е отделы УНКВД-УНКГБ республик и областей;

– радиоконтрразведывательные подразделения в Центре и на местах;

– Управления НКВД СССР по охране тыла фронтов;

– отдельные войсковые и милицейские подразделения и др.

Основу содержания операций по розыску составлял комплекс взаимосвязанных по месту и времени агентурно-оперативных, режимных, радиоконтразведывательных и войсковых мероприятий всех вышеуказанных участников.

Группа агентурно-оперативных мероприятий включала:

– разработку разведывательно-диверсионных органов противника, формирований «Российской освободительной армии» , националистических организаций;

– агентурное наблюдение за родственными и близкими связями агентов противника и изменников Родины, объявленных во всесоюзный и местных розыск;

– агентурная разработка бывших военнопленных и лиц, находившихся на временно оккупированной территории;

– агентурное наблюдение в местах скопления и оседания подозрительных лиц;

– целенаправленное использование агентов-маршрутников, агентов-опознователей;

– постоянное наблюдение радиоконтразведывательной службой за эфиром.

В группу режимно-войсковых мероприятий входили:

– проверка документов в местах наибольшего скопления людей (вокзалах, рынках, гостиницах);

– проверка и фильтрация подозрительных лиц, побывавших в плену и временно проживавших на оккупированной территории;

– оперативно-следственные мероприятия;

– использование заградительных служб в войсках;

– прочесывание лесных массивов с целью розыска заброшенных агентов-парашютистов;

– частая замена армейских документов.

Результатами операций по розыску в годы войны были:

– выявление местонахождения и арест наиболее опасных агентов, диверсантов, террористов, изменников Родины, членов разведывательно-диверсионных групп за линией фронта и в тылу советских войск;

– срыв подготавливаемой десантной или войсковой наступательной операции, в ходе подготовки которой заброшенная разведгруппа выполняла функции разведывательного обеспечения;

– лишение противника возможности получать разведывательную информацию в районе подготовки и развертывания войск на главных направлениях наступательной операции;

– получение важной тактической и стратегической информации военного и контрразведывательного характера.

Не редко в результате розыскных мероприятий по розыску органы государственной безопасности получали возможность для организации новых операций по агентурному проникновению и дезинформации противника.

Наиболее успешно розыскную деятельность за линией фронта осуществляли оперативные группы органов государственной безопасности, опирающиеся в совей деятельности на партизанские бригады и отряды.

В конце 1942 года в Особый отдел Краснознаменного Балтийского флота поступили сведения о том, что обосновавшаяся в поселке Волосово абвергруппа готовит агентов для заброски в военно-морские части Балтийского флота и его береговые подразделения. Поселок Волосово был буквально набит гитлеровскими воинскими частями. Там же базировались отряд полевой жандармерии, группа тайной полевой полиции и штаб карателей. Абвергруппа-212, которая особо интересовала чекистов, располагалась в большом двухэтажном доме в центре поселка. Командовал ею офицер Абвера майор фон Брем. Завербованные гитлеровской разведкой советские военнопленные проходили там подготовку для дальнейшей переброски к Финскому заливу, в район Курголово. Немцев интересовал остров Сескар и другие острова, на которых базировались наши военно-морские части.

К этому времени обстановка на фронтах коренным образом изменилась в пользу Красной Армии и ставила перед чекистами новые задачи. Наряду с кропотливой и упорной работой по вскрытию и разоблачению засылаемой фашистами агентуры необходимо было усилить проведение контрразведывательных мероприятий на временно оккупированной территории.

Прошедшие два года войны позволили накопить некоторый опыт ведения такой работы. Активная тактика в борьбе с немецкой разведкой заключалась, в первую очередь, в выявлении местонахождения центров Абвера, установлении состава обучающихся в шпионских школах и определении характера разведзаданий. С этой целью в Особом отделе КБФ была сформирована оперативная группа, перед которой в последующем и была поставлена задача, проникнуть абвергруппу -212, изучить её деятельность, и не дать внедриться их агентам в подразделения ВМФ.

В ходе разработки операции получившей кодовое название «Залив» перед чекистами встал вопрос о месте базирования наших разведчиков. Нередко именно отсутствие такой базы приводило к трагическим последствиям.

Принимая во внимание, что на территории Волосовского района действует партизаны руководством ОО КБФ было принято решение, что нашим разведчикам будет целесообразно присоединиться к партизанам.

По согласованию командования Балтийского флота со штабом партизанского движения и руководством Ленинградского фронта военные контрразведчики встретились с командиром партизанской бригады, прибывшего на специальном самолете в Ленинград для доклада в штабе партизанского движения. В ходе встречи чекисты уточнили ряд интересующих их вопросов – день выброски, время, кто примет группу, какие будут опознавательные знаки на земле и т.д.

Группа, которой предстояло переправиться к партизанам, состояла из четырех человек, прошедших подготовку на специальной базе под Ленинградом.

После удачной выброски в тыл противника и соединения с партизанами группа приступила к выполнению поставленной задачи.

Через некоторое время, в Особый отдел флота начала поступать информация, позволяющая предпринять меры по обезвреживанию забрасываемых в наш тыл агентов Абвера. В частности, зная предполагаемое место перехода фашистских лазутчиков из абвергруппы -212, а именно – район Лужской губы, Особого отдела решило создать на островах специальные базы и организовать постоянное патрулирование прибрежной зоны Финского залива. В результате немецкая разведка терпела в этом районе провал за провалом.

Наиболее ценными для органов военной контрразведки, явились сведения касающиеся структуры абвергруппы-212, её руководителях и сотрудниках, словесные описания и фотографии агентов Абвера.

Розыскные операции в прифронтовой полосе были тесно связаны с операциями в тыловых районах. В случае получения оснований для розыска (получение упреждающей информации о готовящейся заброске группы, задержание одного из агентов, обнаружение предметов экипировки) военной контрразведкой и территориальными органами НКВД СССР начиналось проведение согласованных мероприятий по розыску агентуры противника.

Примером такой операции являются действия отдела военной контрразведки 14-ой армии Карельского фронта, особого отдела НКВД Северного флота, а также УНКВД Мурманской области.

Основанием для начала данной розыскной операции послужили показания захваченного в плен командира разведывательной роты 2-й горнострелковой дивизии обер-лейтенанта Шорнборна о готовящейся в ближайшее время заброске группы агентов Абвера.

Подготовленный контрразведчиками план агентурно-оперативных мероприятий по розыску группы был доложен командующему 14-ой армии генерал-лейтенанту Фролову В.А.

Намеченный чекистами план включал в себя следующие мероприятия:

– усиление службы воздушного наблюдения, оповещения и связи;

– введение новых бланков и кодировки, бланков командировочных и других армейских документов;

– дополнительный инструктаж личного состава подразделений охраны войскового тыла, в первую очередь контрольно-пропускных пунктов на дорогах, ведущих к Мурманску, комендантских нарядов на железнодорожном и морском вокзалах г. Мурманска;

– выставление секретов и засад на наиболее вероятных маршрутах перехода линии фронта.

Принятые чекистами 14-й армии меры по созданию непреодолимого для шпионов заслона на пути их проникновения в тыл наших войск сыграли свою роль.

В начале апреля 1942 года в районе оборонительного рубежа противника находившиеся в секрете бойцы задержали агента Абвера Коршунова, который на первых же допросах рассказал о характере полученного от немцев задания.

По словам Коршунова ему надлежало узнать расположение штаба и полевого управления 14-ой Армии, дислокацию воинских частей, складов с военной техникой и боеприпасов, выяснить, имеются ли в Мурманске английские и американские войска, собрать данные о находящихся в Мурманском порту военных кораблях и судах, узнать, минирован ли вход в залив, ведутся ли работы по углублению и расширению фарватера в заливе, добыть расписание пассажирских поездов и выяснить, какие документы нужны для проезда военнослужащим и гражданским лицам, собрать сведения о расположении и охране лагеря для немецких и финских военнопленных.

Была получена информация о том, что он заброшен в тыл Красной Армии в составе группы состоящей из 3-х человек, которая перед переходом линии фронта была разделена на две части. Также задержанный сообщил сведения о внешности двух других членов группы, один из которых ранее проживал в г. Мурманске.
На основе полученных данных были внесены изменения в направленность и ход проводившейся на Кольском полуострове розыскной операции. Все чекисты армии получили ориентировку. В которой описывались внешние приметы разыскиваемых. Указывалось, что агенты могут быть в форме военнослужащих Красной Армии. Особенно отмечались детали документов, на которые следовало обратить внимание. Была активизирована работа оперативно-розыскных групп в местах пропуска и скопления людей.

На шестой день розыска 14 апреля 1942 г. на одном из КПП города Мурманска был задержан военнослужащий Красной Армии – Прудько, предъявивший командировочное предписание выписанное на старом бланке и имевший внешнее сходство с одним из разыскиваемых. У задержанного были изъяты фиктивные документы, пистолет иностранного производства, советские деньги в сумме 3320 рублей и 16 порошков усыпляющего вещества.

На первом же допросе в особом отделе 14-ой армии задержанный признался в том, что является агентом Абвера, однако давать более подробные показания отказался.

Полученные в ходе проведенной очной ставки между Коршуновым и Прудько данные послужили основанием для дальнейших розыскных мероприятий.

Прудько подтвердил имеющиеся данные о подготовке трех агентов Абвера для направления в Мурманск, назвал адрес остановки своего напарника Воронова. В ходе засады устроенной чекистами по указному адресу Воронов был задержан. При обыске у Воронова были изъяты пистолет, 18 порошков с усыпляющим веществом, поддельные документы на имя Аистова, красноармейскую книжку, справку о выписке из госпиталя, паспорт с мурманской пропиской.

В дальнейшем в процессе продуманной и целенаправленной работы с арестованными удалось получить более обстоятельные данные о каждом из них и их деятельности в плену и разведшколе. Кроме того, Прудько в доверительной беседе со следователем сообщил, что имел два особых задания, о характере которых не знали даже его напарники:

– по прибытию в Мурманск разыскать и завербовать одного своего знакомого, которого он знал как приверженца нацистских взглядов и которого он рекомендовал Абверу для привлечения к выполнению разведывательных заданий;

– явиться в советские органы государственной безопасности с повинной, признаться в своей принадлежности к агентуре немецкой военной разведки и заявить о совеем «нежелании» выполнять полученное в Абвере задание. Таким образом предполагалось внедриться в агентурный аппарат НКВД и вернуться в составе разведгруппы в немецкий спецорган.

В ходе следствия по данной операции были получены обстоятельные данные о деятельности абвергруппы -214 и ее учебного центра, кадровых сотрудниках, агентах-разведчиках и диверсантах, подготовленных к заброске в тыл Карельского фронта.

Примерно через месяц опыт проведения этой розыскной операции был распространен среди армейских чекистов не только Карельского, но и других фронтов. Он показал, что при тщательной подготовке и целеустремленности задачи оперативного розыска вражеских агентов более быстро и качественно решаются в ходе операций, а не просто в серии розыскных мероприятий, а также что для успеха и быстроты операции необходимы: заблаговременно полученная за линией фронта информация и максимум данных о разыскиваемых.

Пожалуй, одной из самой крупной из розыскных операций в период с 1941 по 1942 г. можно назвать операцию по розыску крупной и хорошо подготовленной разведывательной группы «Абверштелле Ревал» в Архангельской области.

Благодаря созданной в области системе розыска вражеских агентов и парашютистов, уже в день выброски группы, руководство УНКВД Архангельской области и военной контрразведки располагали достаточными данными для начала розыска крупной разведывательно-диверсионной группы.

Поступившей в НКВД СССР из УНКВД по Архангельской области информации было придано очень важное значение. К этому времени центральный аппарат располагал разведывательными данными о подготовке наступления немецко-финских войск на направлении Беломорск-Архангельск. В последующем ход событий показал, что уже на первом этапе розыскной операции была правильно определена цель выброски крупной разведывательной группы Абвера, произвести подготовительную работу перед наступательной операцией с задачей перерезать коммуникации Кировской и Северной железных дорог, развить наступление войск. В случае успеха данной десантной операции войска Карельского, Ленинградского и Волховского фронтов могли оказаться в окружении.

Руководство и штаб операции по розыску и задержанию немецких агентов возглавил начальник 3-го Управления НКВД СССР Куприн П.Т. На помощь Управлению НКВД по Архангельской области, Центральный аппарат направил три радиоконтрразведывательные группы, оперативную группу Транспортного Управления НКВД СССР, большую группу сотрудников 2-го Управления НКВД СССР.

Тщательный осмотр аэрофотосхемы и других предметов, обнаруженных на месте приземления, позволили контрразведчикам определить направление движения групп, их устремлениях и дислокации (группа перед выброской была разделена на 2 части).

На начальном этапе операции большую помощь в процессе розыска чекистам оказала радиоконтрразведывательная служба Центра и Архангельского УНКВД. Помимо ежедневных данных о пеленгации районов нахождения групп, вскоре штаб стал получать полные расшифрованные тексты радиопереговоров групп с руководством «Абверштелле Ревал».

На основании Указания НКВД СССР № 4 от 24.09.42 г. с конца октября к розыскным мероприятиям были привлечены чекистские подразделения Карело-Финской СССР, Мурманской и Волгоградской областей.

Согласно этому указанию, на основные железнодорожные магистрали были откомандированы ответственные оперативные работники для организации на местах оперативно-розыскной работы. Предписывалось использовать в розыске всю имеющуюся агентуру, взять под плотный оперативный контроль места вероятного нахождения диверсантов, создать боевые группы из числа бойцов истребительных батальонов и оперработников, усилить охрану железнодорожных объектов и установить более строгий режим и проверку пассажиров на ж/д станциях и в населенных пунктах, прилегающих к железной дороге.

В результате комплекса розыскных мероприятий 2 ноября 1942 года в Пудожском районе Карело-Финской ССР была окружена и захвачена первая группа, а 8 ноября в Коношском районе Архангельской области вторая группа. В ходе реализации данной операции были задержаны и доставлены 9 разведчиков (остальные убиты в ходе перестрелок), выявлено 5 баз с продовольствием и экипировкой, изъято две радиостанции, 25 парашютов, большое количество вооружения подбит и захвачен высланный за группой гидросамолет «Хейнкель-115» с тремя членами экипажа.

До середины 1944 года характерными были операции по розыску разведывательно-диверсионных групп противника, пытавшихся получить информацию о подготовке советских войск к наступательным операциям.

13 июля 1944 года контрразведывательной службой была зафиксирована работа двух радиостанций противника в тылу 23-ей армии. Для проведения розыскных мероприятий была создана оперативно-розыскная группа, в которую вошли руководящие сотрудники отдела контрразведки «Смерш» 23-ей армии, сотрудники Раутовского РО НКГБ и РО НКВД, бойцы отдельной роты охраны отдела контрразведки «Смерш» 23-ей армии и войск НКВД по охране тыла Ленинградского фронта. На место проведения операции выехали заместители начальников Управления контрразведки «Смерш» Ленинградского фронта и войск НКВД по охране тыла фронта. С учетом острой необходимости скорейшего розыска агентов противника в связи с проводившимся крупным наступлением наших войск на этом направлении ими был разработан план розыскной операции, создан штаб розыска. В течении двух недель в тыловых районах 23-ей армии и 17-го укрепрайона на Карельском перешейке проводились широкомасштабные мероприятия, в которых использовались довольно большие войсковые соединения. В районе блокирования действовало большое количество оперативно-розыскных групп, а также розыскных групп пограничников с розыскными собаками, радиопеленгаторная служба. В результате совместных усилий 20 июля 1944 года удалось окружить и арестовать 5 агентов, захватить содержимое 3-ёх грузовых контейнеров и сброшенного с грузом разведчика.

С конца 1943 года органы контрразведки более активно стали проводить операции по розыску за линией фронта изменников Родины и агентов противника, установления дислокаций разведывательно-диверсионных органов и школ с целью их возможного захвата.

Ряд успешных операций на данном направлении контрразведывательной работы провели военные контрразведчики Ленинградского и 3-гоПрибалтийского фронтов осенью 1944 года при освобождении Эстонии.

На сравнительно небольшой территории Эстонии в годы войны действовали 5 разведывательно-диверсионных органов и 6 разведывательно-диверсионных школ абвера. Предвидя скорое наступление войск Красной Армии немецкие разведывательные и контрразведывательные органы, действовавшие в Эстонии с лета 1944 года, стали готовиться к подпольной борьбе. Опираясь на помощь эстонских буржуазных националистов, они создали многочисленные шпионско-диверсионные резидентуры в портах, на железной дороге и автодорожных магистралях.

К моменту освобождения Эстонии военные контрразведчики Ленинградского фронта накопили достаточный опыт подготовки и проведения активных мероприятий и операций по розыску.

Перед наступлением войск, начавшемся 17 сентября 1944 года, была проведена большая подготовительная работа по организации предстоящей розыскной деятельности.

В ходе освобождения республики контрразведкой проводились розыскные операции, как на отдельных направлениях, так и в масштабе всей республики.

В качестве примера, первого рода операций являются действия отдела контрразведки «Смерш» 2-ой ударной армии Ленинградского фронта.

19 сентября 1944 года в Управление контрразведки «Смерш» Ленинградского фронта была передана перехваченная радиограмма разведывательно-диверсионной группы, действовавшей в тылу 2-ой ударной армии. В результате целенаправленных действий оперативно-розыскных групп военной контрразведки армии, была обезврежена крупная диверсионная группа абвера состоящая из 14 человек.

Широкомасштабная операция по розыску и ликвидации глубоко законспирированной сети резидентур немецкой и финской разведок, а так же буржуазных националистических организаций была начата в Эстонии после захвата и разоблачения 24 сентября 1944 года агентов радистов Кёнигсберской разведшколы. В процессе следствия было установлено, что все они направлялись на обеспечение радиосвязью глубоко законспирированных разведывательно-диверсионных групп и вооруженных банд. По замыслам противника, эти оставленные на оседание в республике группы, получив единый для всех радиосигнал, должны были организовать мятеж и одновременные подрывные действия в Эстонии.

Для установления всей созданной абвером подпольной сети органами безопасности был успешно использован оригинальный тактический прием, так называемый метод «цепочки».

Его суть состояла в образовании во главе с сотрудником контрразведки легендированной оперативно-розыскной группы, в состав которой вошли перевербованные агенты-радисты, не успевшие еще выйти на связь с подпольем.

Эта группа «связников», располагая рекомендательными письмами, адресами и паролями, согласно замыслу операции, направлялась на установление и вступление в контакт с резидентами Абвера. В тесном контакте с группой «связников» действовала сопровождающая её на определенном удалении группа захвата, которая по сигналу «связников» производила операцию по захвату.

Использование этого метода позволило органам военной контрразведки на первом этапе операции раскрыть три резидентуры Абвера. В последующем более широкое использование данного метода в сочетании с другими агентурно-оперативными и следственными мероприятиями позволило ликвидировать большую сеть резидентур немецкой и финской разведок в Эстонии.

Одновременно оперативная группа отдела контрразведки «Смерш» Краснознаменного Балтийского флота под руководством генерала В.В. Виноградова провела недалеко от Таллина операцию по захвату нелегальной переправы и аресту более 50-ти буржуазных националистов, карателей и пособников фашистов, намеревавшихся бежать в Швецию и Финляндию. К участию в операции были привлечены корабли Балтийского флота, отдельная рота матросов, радиоцентр ОКР «Смерш» КБФ. Основной замысел этой операции состоял во внедрении агента военной контрразведки в группу лиц намеривавшихся бежать за границу. Вместе с ним в эту группу под видом помощника агента был введен радист ОКР «Смерш» с замаскированной портативной рацией. Данная группа внедрения поддерживала связь с руководством операцией и информировала об обстановке в среде готовившихся к переправе и подходе морского судна из Финляндии. По сигналу, поступившему из штаба руководства операцией, отчалившее от берега судно было остановлено изготовленными к действиями кораблями Балтийского флота, и все находящиеся на борту арестованы. В их числе оказалась большая группа лиц, объявленных в местный и Всесоюзный розыск.

Органы военной контрразведки Северо-Западного театра военных действий за годы Великой Отечественной приобрели большой, заслуживающий внимания и изучения опыт подготовки и проведения, многообразных по цели и содержанию операций по розыску.

Необходимость в проведении операций по розыску возникала в следующих случаях:

– когда противник осуществлял крупномасштабные операции по заброске в советский тыл больших разведывательно-диверсионных групп;

– необходимости быстрого выявления действующей в тылу Красной Армии агентуры и разведывательно-диверсионных групп в ходе наступательной операции;

– необходимости организации координации и взаимодействия большого количества контрразведывательных подразделений и оперативно-розыскных групп (например, имеющих цель – установить местонахождение разведывательно-диверсионной школы и арестовать ее кадровый и агентурный состав).

При проведении операций по розыску использовались методы других методов деятельности:

– радиоконтрразведывательные (дешифровка, пеленгация и др.);

– военные (секрет, засада, блокирование и др.);

Из контрразведывательных методов наиболее эффективным и многоплановым был метод использования оперативно-розыскных групп:

– легендированных под группы «связников», «курьеров», «партизан» которые «по цепочке» устанавливают и арестовывают националистические банды;

– группы внедрения;

– «блуждающих» поисково-розыскных групп на транспортных коммуникациях и в местах скопления подозрительных лиц и др.;

Метод использования групп разных вариаций, очевидно, отразил общую тенденцию в совершенствовании розыскной деятельности органов контрразведки в годы Великой Отечественной войны.

Таким образом, видно, что использование оперативных групп оказалось эффективным методом деятельности органов военной контрразведки на главных направлениях борьбы с агентурной разведкой противника.

Список используемой литературы:

1. Коровин В.В. Советская разведка и контрразведка в годы Великой Отечественной войны. – М.: ЗАО «Издательство «Русь», 1998.
2. Леонов И.Я. Наш ХХ век. Воспоминания и размышления ветерана военной контрразведки. СПб.: Издательство «Аврора – Дизайн», 2003.
3. В поединке с Абвером. –М.: Воениздат, 1968.
4. Военные контрразведчики /Сост. Ю.В. Селиванов. –М.: Воениздат, 1978.
5. Документы свидетельствуют. Очерки и воспоминания офицеров контрразведки Ленинградского, Волховского и Карельского фронтов о борьбе против фашисткой разведки в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 г.г. –СПб.: Издательство «Аврора-Дизайн», 1994.
6. На защите безопасности отечества. Контрразведка Петроградского-Ленинградского военного округа в годы войн и мира (1918-1998г.г.). СПб.: Издательство «Аврора-Дизайн», 2000.
7. На страже безопасности Поморского Севера. / Гл. ред. Б.В. Борисов; Отв. ред. О.Н. Семков. – Архангельск: Поморский гос. ун-т, 2003.
8. Чекисты Балтики: Сборник / Сост. А.Л. Островский. – Л.: Лениздат, 1984.

Андрей РАЗИН, член Общества изучения истории отечественных спецслужб

“Лубянка”, 3-й выпуск, http://www.chekist.ru/article/1422

Урок мужества в подшефном классе

Управлением ФСБ по Западному военному округу и ветеранской организацией управления проведен урок мужества в подшефном кадетском классе.

Урок мужества в кадетском 6 классе средней школы Дубровского городского поселения прошел необычно, в форме беседы, где мальчики и девочки участвовали в живом разговоре. Они сами отвечали на вопросы, которые позволяли выйти на обсуждение темы мужества, патриотизма, высказывали свое мнение.

rbt

Конташов Анатолий Павлович, Рац Сергей Васильевич, Бондаренко Александр Кириллович, Пуховиков Алексей Владимирович постарались найти понятные для кадетов слова, простым языком и яркими образами довести до ребят тему урока, затронуть детские души.

В связи с близостью праздника Дня защитника Отечества ребята получили поздравления и подарки.

А затем ребята сами выбрали своих представителей для возложения цветов к Часовне, поставленной военными контрразведчиками в рамках программы “Молчаливое эхо войны”.

Ветераны и представители кадетского класса возложили цветы в память погибшим войнам к Часовне, находящейся напротив плацдарма “Невский пятачок”, в память всех тех, благодаря которым сегодня идет мирная жизнь, в том числе взросление этих замечательных ребят!

Друзьям по Афгану

  от комментариев Комментарии к записи Друзьям по Афгану отключены

Стихи Иванова Юрия Дмитриевича, ветерана Афганской войны и ветерана Особого отдела КГБ  Ленинградского ВО, одного из первых контрразведчиков в  Афганистане (с 31 марта 1979 г., первого из ОО КГБ ЛенВО )

Без сна, от мест родных вдали

Как  и  когда-то  наши предки,

Мы службу трудную несли

В рядах военной контрразведки.

Судьба нас в бой всегда звала,

И мы, отбросив все заботы,

Вели «шпионские» дела,

А дома ждали нас с работы.

Мы от друзей и от родных,

Упреки слышали нередко,

Что наш на свете лучший друг

Была и будет контрразведка.

Давно уж мы ушли в запас,

Но в контрразведке каждый знает:

Покой и старость не для нас,

Чекистов бывших не бывает.

И если б сбросить нам года,

Забыть болячки и таблетки,

Пошли б служить мы, как всегда,

В отдел военной контрразведки.

Всем Вам желаю счастья, долгих лет и не хворать, благополучия и удачи.

С искренним уважением, полковник КГБ СССР в отставке – Иванов Юрий Дмитриевич, ветеран Афганской войны и ветеран Особого отдела КГБ  Ленинградского ВО (1962 -1982гг.), службу проходил в ОО КГБ: – в 6 армии ПВО; – в отделе по ВУЗам в Ленинграде; в 1 секторе ОО КГБ ЛенВО.                                                                                                                                                  В  Афганистан убыл 31 марта 1979 г. (первым из ОО КГБ ЛенВО) на должность зам. начальника  3 отдела Представительства КГБ в Афганистане. Возвратился в 1 сектор ОО ЛенВО в ноябре 1980 г.

Встреча боевых друзей

Ветеранской организацией и руководством Управления ФСБ РФ по ЗВО организована традиционная встреча боевых товарищей, приуроченная к дню завершения войны в Афганистане.

В собрании приняли участие как ветераны, прошедшие Афганистан, так и участники событий в различных горячих точках последних десятилетий.

Встреча началась на Серафимовском кладбище, митингом у могилы афганца, Петра Верхлютова.

В торжественной обстановке на кладбище были вручены награды тем, кто в силу специфики работы не могли участвовать в дальнейших мероприятиях. Им в этом памятном месте были вручены медали “К 40 летию ввода в ДРА”

После митинга состоялось возложение цветов  Верхлютову, Локтеву, Плотникову, Селякову, Чижову, Карташевичу и другим нашим боевым друзьям, прошедшим Афганистан.

На торжественном собрании прошло вручение ветеранам-афганцам медали “К 40 летию ввода в ДРА”.

За тех, кто по состоянию здоровья или в силу удаленности проживания не смог присутствовать на мероприятии, медаль получили их родные, которые смогли сполна испытать чувство гордости за своего отца и деда!

А с некоторыми ветеранами был организован даже небольшой телемост, позволивший им почувствовать себя участниками мероприятия.

А после торжественного собрания был небольшой дружеский фуршет, воспоминания, тосты за дружбу, здоровье и память тех, кто не дожил до этих дней.

Откровением для многих ветеранов стало то, что после прозвучавшей известной песни Александра Розенбаума “Черный тюльпан” был назван автор слов этой песни, стоявший здесь же в дружеском кругу, Евгений Владимирович Сухарев.

Он рассказал, как в период нахождения в республике Афганистан ему пришлось ночевать возле 200-х, приготовленных для отправки в Союз, ночью пришли эти стихи , и он успел записать их, а потом, волею случая, когда Розенбаум приехал в ДРА, передать их ему, не отставив на них подписи. Много лет Александр Розенбаум пел эту песню сообщая, что музыка его, слова народные. И лишь потом, на одном из вечеров Евгений и Александр встретились вновь, где певец узнал имя автора.

Финская разведка против Советской России

  от комментариев Комментарии к записи Финская разведка против Советской России отключены

22 января 2020 года члены ветеранской организации приняли участие в презентации книги «Финская разведка против Советской России. Специальные службы Финляндии и их разведывательная деятельность на Северо-Западе России (1918-1939 гг.)»

Презентация прошла на основной площадке Государственного музея политической истории России (дворец Матильды Кшесинской) по адресу: г. Санкт-Петербург, ул. Куйбышева, д. 2-4 .

Это третье издание монографии двух авторов: доктора исторических наук, профессора, директора Института истории, политических и социальных наук ПетрГУ С.Г. Веригина, материалы которого мы уже размещали и кандидата исторических наук, научного сотрудника ПетрГУ, полковника ФСБ в отставке Э.П. Лайдинена.

Книга посвящена изучению тайной войны между спецслужбами Финляндии и Советской России в межвоенный период 1918–1939 гг. Книга опирается на широкий круг источников, в том числе из фондов государственных и ведомственных архивов России и Финляндии. Значительное число архивных документов вводится в научный оборот впервые.

В презентации приняли участие преподаватели вузов, учителя школ, студенты и аспиранты, ветераны правоохранительных органов и специальных служб, читатели, которые интересуются историей специальных служб и историей российско-финляндских отношений. С.Г.Веригин ответил на многочисленные вопросы петербуржцев, принявших участие в презентации книги.

Книга содержит очень интересные, ранее не известные материалы по данной теме и будет полезна широкому кругу читателей, интересующимся историей тайной борьбы с Россией и противодействию этому наших спецслужб.

Поздравляем с 90 летием Гурина Вилена Ивановича

  от комментариев Комментарии к записи Поздравляем с 90 летием Гурина Вилена Ивановича отключены

Сотрудники и ветераны Управления ФСБ России по Западному военному округу от души поздравляют с 90 летием уважаемого ветерана военной контрразведки Гурина Вилена Ивановича.

Представители Управления и ветеранской организации посетили Вилена Ивановича и Нону Борисовна, вручили подарки, медали, памятные обращения и знаки.
Гурин Вилен Иванович

Вилен Иванович родился 1 февраля 1930 года в городе Севастополь.

В 1949 году окончил электротехнический техникум в г. Ленинграде, после чего работал инженером на одном из закрытых оборонных предприятий Ленинграда. В 1950 году был призван в армию, служил отдельном полку связи в Беломорском военном округе, где проявил личные качества, на которые обратили свое внимание сотрудники Отдела контрразведки Министерства государственной безопасности.

С июля 1951 года Вилен Иванович назначен на должность практиканта помощника оперуполномоченного ОКР МГБ, а уже через месяц, в августе на должность оперуполномоченного Отдела контрразведки стрелковой дивизии.

В 1956 году Вилен Иванович прошел обучение в 201 школе, которая готовила сотрудников территориальных органов и военной контрразведки КГБ СССР и находилась в Горьком.

После окончания школы в 1956 году Гурин направлен для прохождения службы в Кандалакшу, в ОО КГБ СССР по 54 стрелковой дивизии, затем в Особый отдел по военным академиям и училищам, отдел по Ленинградскому гарнизону, где проходил службу на должности старшего оперуполномоченного.

В 1968 году майор Гурин Вилен Иванович откомандирован в распоряжение Особого отдела КГБ по Южной группе войск, находившейся на территории Венгрии, где был назначен на должность заместителя начальника 1 отделения ОО КГБ по Южной группе войск, а затем заместителя начальника отдела по по истребительной авиационной дивизии.

После возвращения в Союз в 1971 году направлен в Особый отдел КГБ по ЛенВО. До 1980 года Вилен Иванович проходил службу в Особом отделе по 6 ОА ПВО, где с учетом его богатейшего опыта работал направленцем. Через него прошло огромное количество материалов и многие успехи этого отдела в деле обеспечения государственной безопасности в войсках за данный период обязаны этому замечательному человеку

Поздравляя Вилена Ивановича с этим замечательным юбилеем от души желаем доброго здоровья, бодрости духа и благополучия ему и всем его близким!

Книга Б. М. Пидемского, под руководством которого работал Гурин Вилен Иванович
От Управления ФСБ по ЗВО
Медаль к 100 летию ВКР от Управления
Памятный знак , созданный к 75 летию Победы ветеранской организацией, первому из ветеранов вручён Гурину В. И.
От Совета ветеранов
Юбилейная медаль от Совета ветеранов

Турнир по бильярду “Щит Балтики”

  от комментариев Комментарии к записи Турнир по бильярду “Щит Балтики” отключены

Ветеранской организацией Управления ФСБ России по Западному военному округу при поддержке Совета ветеранов военных контрразведчиков ФСБ России (Москва) успешно проведен 1-й Международный ведомственный турнир по бильярду «Щит Балтики».

Турнир прошел в Санкт-Петербурге 25-26 января 2020 года и был приурочен к священной дате – Дню полного освобождения Ленинграда от блокады. 76 лет назад войска Ленинградского фронта разгромили немецкие войска, 900 дней державшие город в блокаде, пытаясь его уничтожить. Это Ленинградский День Победы, символ мужества защитников и стойкости жителей непобежденного города, который навсегда останется в памяти нашего народа.

Именно поэтому турнир, проведенный ветеранами правоохранительных органов и силовых структур, имел особенно символический характер.

В турнире приняли участие 12 команд, в состав которых входили представители военной контрразведки, военного суда, прокуратуры и следственных органов, пограничников, вооруженных сил, подразделения Вымпел, структур ГУВД. Для участия приехали представители из разных городов, в том числе из Крыма: команды Севастополя и Симферополя.

Перед началом турнира ветераны отдали дань памяти защитникам города и провели возложение венков к часовням, возведенным военными контрразведчиками по программе “Молчаливое эхо войны” на Невской Дубровке и на Дороге Жизни.

Нашу ветеранскую организацию представляли: Артамонов Э.Р., Квитчатый И.П., Дувакин В.В., Буряк Н.П., Суслонов А.Н. и сыграли они очень достойно, хотя на этот раз пока не удалось получить призовые места.

Открытие турнира – оргкомитет
Состав команд:
Ветераны ВКР ЗВО
Квитчатый Игорь
Буряк Николай
Дувакин Владимир
Щит Балтики
Конташов Анатолий
Бабенко Валентин
Федорычак Сергей
Совет ветеранов УФСБ СПб
Виноградова Татьяна
Петров Владимир
Бернев Станислав
Российский союз ветеранов
Лылов Александр
Городкин Сергей
Степанов Владислав
Виват Юстиция
Лавринец Юрий
Березий Анатолий
Шинкаренко Сергей
Ветераны Севастополя
Швыдков Владимир
Рябухин Александр
Баллер Валерий
Граница
Корецкий Анатолий
Пашков Владимир
Овчаренко Николай
Совет ветеранов ФСБ
Нестеров Александр
Юдаков Сергей
Щербаков Марк
Ветераны Вымпел
Григолава Александр
Веселов Владимир
Мамедов Юрий
Таврида
Горин Владимир
Тихонов Александр
Найвельт Александр
Винета
Саморуков Дмитрий
Байзерт Ульян
Авраменко Сергей
Ветераны ГУВД
Бокий Сергей
Гаврилов Юрий
Соломатин Петр
Эдуард Артамонов – крепкая рука и острый глаз!
Буряк Дувакин Суслонов
Дувакин В.В. – шар будет в лузе!
Игорь Квитчатый
Александр Суслонов
  • Все победители получили ценные призы, награждены грамотами, а участники получили подарки:
Команда_Виват! Юстиция
Награждение_Ветераны ФСБ_1 место
Награждение_Вымпел_2 место
Награждение_команда Винета_3 место
Команда ВКР ЗВО – наша
Награждение Суховинский 1 место в индивидуальном первенстве
Выступает ректор Юридического института Мария Борисовна Ревнова, – приложившая огромные усилия для организации турнира
Команда Российский Союз ветеранов
Команда Граница

Памяти Пидемского Б.М.

  от комментариев Комментарии к записи Памяти Пидемского Б.М. отключены

6 января 2020 года Руководством Управления ФСБ РФ по ЗВО и Советом ветеранов проведена «Вахта памяти” на могиле Пидемского Бориса Михайловича на Серафимовском кладбище, приуроченная к 102 годовщине со дня его рождения. На мероприятии присутствовал сын Бориса Михайловича — Пидемский Олег Борисович.

  • Полковник Пидемский Борис Михайлович

Родился 7 января 1918 в селе Чарозеро Вологодской области. 18 марта 1941 года откомандирован из РККА на оперативную работу в 3-й отдел Наркомата обороны в Ленинградском военном округе.

С началом войны продолжил службу в Особом отделе Ленинградского фронта.  При переброске агента через линию фронта был ранен. 15 октября 1941 года направлен в должности оперуполномоченного особого отдела в 20-ю дивизию Невской оперативной группы. Участвовал в боях на «Невском пятачке», где проявил примеры мужества, поднимал бойцов в контратаку. был ранен. Всю войну служил на Ленинградском фронте, пройдя путь от старшего оперуполномоченного до начальника 1-го отделения Управлении ВКР «СМЕРШ» Ленинградского фронта. Награжден тремя боевыми орденами и многими медалями.

В 1949 г. уволен в связи со сфабрикованным «Ленинградским делом». Работал военным цензором, заочно окончил истфак Ленинградского госуниверситета. В 1952 году возвращён на службу в органы «как ошибочно уволенный». С должности начальника Особого отдела по 6 ОА ПВО вышел в запас в 1964 году, после чего работал в книгоиздательстве, в том числе, директором созданного им издательства «Аврора».

Автор ряда произведений о работе военной контрразведки: «Под стук метронома», «Поздней осенью сорок первого», «Особист» и др.  Член Союза журналистов СССР и Союза журналистов России, член Союза писателей России. Заслуженный работник культуры РСФСР.
Почетный гражданин Белозерского района Вологодской области.