Аудитория ВГУЮ получила имя военного контрразведчика Анатолия Михеева

Аудитория Северного института Всероссийского государственного университета юстиции в г. Петрозаводск, получила имя героя Великой Отечественной войны комиссара госбезопасности Михеева. Он, встретил войну 30 летним руководителем 3 -го управления Наркомата Обороны (военная контрразведка) и геройски погиб на фронте в сентябре 1941 года.

В процессе торжественной церемонии первый заместитель председателя Комитета СФ по обороне и безопасности член совета федерации Александр Васильевич Ракитин  передал в институт на хранение собранные уникальные исторические материалы –  письма Анатолия Николаевича Михеева с фронта.   

Анатолий Николаевич Михеев родился в г. Кемь Карелии в 1911 году. В 1932 году окончил Ленинградскую военно-инженерную школу, командовал саперным взводом, опять учился пограничной школе НКВД, в Военно-инженерной академии РККА имени Куйбышева. В феврале 1939 года Анатолий возглавил Особый отдел НКВД СССР Орловского военного округа, в августе того же года, – Киевского особого округа. В 1940 году Михеев переведен начальником отдела в центральный аппарат ГУГБ НКВД, а в феврале 1941 года, когда военная контрразведка была переподчинена Наркомату Обороны, – в 29 лет, в звании комиссара государственной безопасности 3 ранга стал начальником 3-го Управления НКО СССР и в этой должности встретил войну.

Июль 1941 года стал самым страшным месяцем войны, немцы всё глубже прорывались на территорию нашей страны, приближаясь к Ленинграду, к Москве, к Киеву, к Донбассу. С первых дней войны, Анатолий Николаевич Михеев стал настойчиво просить И. В. Сталина отправить его в действующую армию. 17 июля 1941 года его просьба была удовлетворена, он был назначен начальником Особого отдела НКВД Юго-Западного фронта. Это нельзя считать понижением, в эти дни ключевые руководители направлялись Ставкой на наиболее критические участки. Так, первый зам наркома обороны Г.К. Жуков был направлен командующим войсками Резервного фронта.

Анатолий Николаевич прибыв на Юго-Западный фронт сразу направился на наиболее ответственные и горячие участки. Впоследствии Маршал Советского Союза Иван Христофорович Баграмян, воевавший вместе с Михеевым, вспомнил в своих мемуарах слова Анатолия Николаевича о том, что “место чекиста в условиях войны – на самых опасных участках борьбы с врагом. Он может и должен сражаться как солдат, но при этом никогда не вправе забывать о своих основных обязанностях“.

В первый же день Михеев, отправился на передовую. На позиции одной из рот, от которой в этот день после десяти вражеских атак осталось только 8 человек, группе Михеева довелось участвовать в отражении очередной, уже одиннадцатой, танковой атаки немцев, причем сотруднику группы удалось поджечь два танка связками гранат. После возвращения в ближайшие тылы начальник Особого отдела Юго-Западного фронта становится организатором работы органов, помощи командованию в повышении духа и боеспособности войск, противодействии панике, дезорганизации и хаосу, возникшим в тяжелейшей обстановке, в которой оказался Юго-Западный фронт. По его указанию оперативники формировали из отступавших бойцов и командиров подразделения по 40–60 человек, зачастую сами возглавляли их и направляли на передовую. Принятыми мерами удалось преодолеть панику и растерянность

В бой уходили и сами военные контрразведчики. Вот что говорил Михеев чекистам: «При прорыве обороны противником и вынужденном отходе оперработник обязан предотвратить панику, бегство, разброд. Он имеет право лишь на организованный отход в боевых порядках. В любом случае он должен показывать личный пример мужества и стойкости… Армейский чекист в критический момент боя должен заменить выбывшего из строя командира, не говоря уже о политруке».

Анатолий Николаевич приказал сформировать несколько десятков оперативных групп для оказания помощи командованию фронта в наведении порядка в прифронтовой полосе. Опергруппы обеспечивали порядок на переправах через Днепр и на железнодорожных станциях, примыкающих к линии фронта; военные чекисты способствовали продвижению эшелонов и транспортов с оружием, боеприпасами и личным составом на передовую, а с ранеными, детьми, женщинами и стариками – в тыл… Стоит отметить, что на Юго-Западном эта работа была организована раньше, чем на других фронтах, и несомненная заслуга в том принадлежала комиссару госбезопасности Михееву.

К августу войска фронта, оборонявшие Киев оказались в критической ситуации. 9 августа около 30 немецких танков и полка пехоты, прорвав оборону на левом фланге Киевского укрепрайона, захватили хутор Совки – пригород Киева. Это означало реальную угрозу вступления немцев в город, захвата мостов через Днепр, окружения советских войск западнее Киева. Задача уничтожить противника была возложена на десантную бригаду полковника Родимцева и 206-ю стрелковую дивизию – вернее, на то, что от нее осталось после ожесточенных боев… Поднять людей в атаку в тех условиях можно было только личным примером, и тогда командующий фронтом генерал-полковник Михаил Петрович Кирпонос обратился к начальнику Особого отдела. Комиссар госбезопасности Михеев вместе с оперработниками Петровым и Горюшко прибыли в расположение частей, чтобы помочь командирам подготовить их к бою. Непосредственное руководство операцией принял на себя Анатолий Николаевич – человек с академическим военным образованием. В том бою Петров был тяжело ранен, и Горюшко вынес его в тыл, а потом, возвратившись, заменил погибшего пулеметчика. Группировка немцев была уничтожена. Таким образом, приказ фюрера овладеть Киевом 10 сентября остался невыполненным.

21 августа фашисты нанесли мощный удар по правому флангу фронта и прорвали его, развивая наступление. 14 сентября штаб фронта, Военный совет и Особый отдел оказались в окружении. Вечером 19 сентября по приказу Михеева все оперработники – 62 человека – собрались на южной окраине села Городищи. Начальник Особого отдела объявил решение командующего: прорываться из окружения. Были сформированы две группы прорыва: первая – из чекистов, вторая – из пограничников. Боевую задачу взводу чекистов ставил лично начальник штаба фронта генерал Василий Иванович Тупиков, закончивший инструктаж словами:
– Если вам удастся прорвать немецкое окружение, то Военный совет пойдет за вами, а если здесь сложите головы, то Родина вас не забудет!
Семь работников Особого отдела во главе с Михеевым осталась с командованием фронта. Потеряв 10 человек, чекисты прорвали окружение, переправились через реку Многа и вышли к селу Мелехи, где соединились с пограничниками. К Военному совету были посланы 2 пограничника с донесением о том, что путь из Городищ свободен…

Однако из-за неисправности мостов командованию фронта не удалось форсировать Многу, а потому отряду Кирпоноса, в составе которого следовал и Михеев, пришлось отклониться на запад от того маршрута, которым прошли чекисты.

Утром 20 сентбяря командующий приказал своему отряду, численность которого составляла около 800 человек, укрыться в урочище Шумейково, чтобы ночью продолжить прорыв. Но появился немецкий самолет-разведчик… Через некоторое время урочище со всех сторон окружили танки и пехота противника, фашисты открыли артиллерийско-минометный огонь. Бой продолжался целые сутки.
Погибли, поднимая красноармейцев в контратаки, чекисты Пятков, Горюшко, Белоцерковский, начальник штаба 5-й армии генерал Писаревский… Не раз водили людей в бой комиссар госбезопасности Михеев, дивизионные комиссары Рыков и Никишев, генералы Потапов, Тупиков и сам командующий фронтом генерал-полковник Кирпонос. Контратаки заканчивались яростными рукопашными схватками, однако прорваться через многократно превосходящие силы гитлеровцев наши бойцы не могли…

В одной из контратак Анатолий Николаевич был ранен в ногу, а потому потом ходил врукопашную, опираясь на палку. В одной из схваток он из своего маузера уничтожил 8 фашистских солдат. Своим мужеством и героизмом комиссар госбезопасности вдохновлял командиров и красноармейцев. Находящиеся с ним чекисты, командиры и красноармейцы постоянно видели начальника Особого отдела рядом с собой…
В течение всего дня окруженный отряд Кирпоноса отчаянно отбивал фашистские атаки, а ближе к вечеру командующий войсками фронта Кирпонос приказал Михееву сформировать группу прорыва из окружения…
Но тут внесла свои коррективы судьба: через несколько часов командующий Юго-Западным фронтом генерал-полковник Кирпонос, начальник штаба генерал Тупиков, другие генералы и офицеры 5-й армии героически погибли. Командование остатками отряда принял на себя Михеев.
Было ясно, что следует прорываться, и потому в ночь на 21 сентября группа Анатолия Николаевича с боем вырвалась из урочища и направилась по направлению села Жданы Сенчанского района. При прорыве Михеев был ранен в голову осколком мины.

Утро 21 сентября застало группу в двух километрах юго-западнее села, и здесь на поле, в копнах, решено было дожидаться вечера. Но через некоторое время появились шесть немецких танков и около взвода солдат, которые начали поджигать копны и расстреливать выбегавших из них красноармейцев.

Несмотря на ранение, Михеев продолжал руководить оставшимися в живых чекистами, которые начали с боем отходить к оврагу… Но уйти не удалось – вскоре овраг был окружен противником, и здесь чекисты приняли свой последний бой. Отстреливаясь до последнего патрона, геройски погибли комиссар государственной безопасности 3 ранга Анатолий Николаевич Михеев, его заместитель старший майор госбезопасности Якунчиков, дивизионный комиссар Никишев, начальник Особого отдела 5-й армии майор госбезопасности Белоцерковский и еще несколько пограничников…

В 2017 году на исторической родине героя в г Кемь в Карелии был установлен его бюст и заложена капсула с землей с места, где он принял свой последний бой.

По материалам:
“Комиссар госбезопасности” Красная звезда 17.12,2005
100 лет ВКР. Глава 12. Последний бой комиссара госбезопасности

0