Первые дни войны. Из мемуаров легендарного смершевца

К 80- летию начала войны. Воспоминания легендарного сотрудника СМЕРШ Поспелова Михаила Андреевича о самых первых днях Великой Отечественной…


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ЗА ЛИНИЕЙ ФРОНТА ОТРЯД ПЕРВЫЕ ДНИ ВОЙНЫ

удивительны свойства памяти! Иной раз долго мучаешься, чтобы вспомнить детали случившегося всего лишь месяц назад, и, наоборот, былое многолетней давности встает перед глазами в мельчайших подробностях. Так годы войны, день за днем отдаляясь во времени, не сглаживаются в моем сознании, а сохраняются так, будто они прожиты мною вчера… О войне узнал на рассвете 22-го июня в политотделе Ленинград—Московского отделения Октябрьской железной дороги, где я работал инструктором по комсомолу. Ранний звонок, раздавшийся в это воскресное утро, всполошил всех в нашей квартире. Посыльный из отделения дороги сообщил, что меня срочно вызывают на работу. Что-то тревожное было в этом неожиданном вызове. И предчувствия оправдались. Начальник политотдела Нечаев, собравший по тревоге всех ответственных работников отделения дороги, сообщил, что фашистская Германия напала на нашу страну. Всем Нам предлагалось немедленно разъехаться по железнодорожным станциям и службам для проведения мероприятий, связанных с переходом на военное положение. Мне поручалось поехать на станции Коппино,Ижоры, Синявино. Не заходя домой, я направился в Коппино. В вагоне, в котором нашел свободное место, было много молодежи, Все громко смеялись, пели песни. С мячами, ракетками ребята ехали отдыхать за город. ” Молодые люди еще не знали о страшной новости, не подозревали, какие печали ждут их впереди. Так хотелось крикнуть: «Ребята, помолчите, ведь идет уж, война, фашисты бомбят наши города, льется кровь людей…» Но я не имел права разглашать полученное известие. Нам не рекомендовали говорить о войне до официального сообщения по радио. Выступление В. М. Молотова я слушал в Коппине. тут же у репродуктора стихийно возник митинг. Железнодорожники негодовали по поводу вероломного нападения Фашистов, выражали готовность сделать все для разгрома врага. Были утверждены необходимые меры по обеспечению работы станции в Условиях войны. В тот же день побывал на станциях Ижоры и Синявино. Железнодорожники встретили весть о войне без паники. Все были Уверены в нашей победе. Помню, когда предложил начальнику станции Синявино срочно оРганизовать подготовку траншей дпя Укрытия Работников и пассажиров в случае нападения пРотивника с воздуха и создать группу для борьбы с вражескими парашютистами, он не хотел об этом и слушать. «Здесь Фашистам не бывать, мы их быстрО образумим» — говорил он. Горячее время наступило для железнодорожников, и в том числе для нас, работников политотдела. Днем и ночью с платформ Московского вокзала мы обеспечивали отправку эшелонов и поездов. Особенно тяжело было смотреть на расставания матерей с детьми при эвакуации Детских садов и яслей. ···Город превращался в крепость: по улицам грохотали танки, маршировали красноармейцы, моряки, с лопатами и узелками двигались на окопные работы преподаватели и студенты, рабочие и домохозяйки. Где-то в пригороде ухали зенитки. Не обращая на них внимания, горожане укрывали памятники мешками с песком, на окнах домов крест-накрест наклеивали полоски бумаги, на крышах дежурили бойцы местной противовоздушной обороны. Э-го июля, после обращения И. В. Сталина к народу, вместе с группой молодых железнодорожников я записался в ополчение. Многие не держали оружия в руках, и мне было поручено в Таврическом саду обучать добровольцев. Дело это, конечно, важное, думал я, но его ведь можно поручить запаснику, по здоровью не способному воевать. И написал рапорт командованию с просьбой направить меня на фронт. Через несколько дней бып принят командиром и комиссаром Смольнинской дивизии народного ополчения Ленинграда. Комиссар, заглядывая в бумаги, лежавшие перед ним, сказал: — Просишься на фронт? А если дальше фронта? В тыл к немцам согласен? Так уж было воспитано мое поколение, что мы готовы были выполнять самые трудные поручения. И, долго не раздумывая, отрапортовал: «Готов к выполнению любого задания!» Меня назначили политруком Смопьнинского батальона б-го истребительного партизанского попка. Формирование попка проходило во дворе средней школы на Песочной улице. Здесь было, как в кинокартинах о гражданской войне. Поблескивали на солнце штыки. Люди, перетянутые патронными пентами, обвешанные оружием, спешат на вызов своих командиров. Тут и пожилые люди, и безусая молодежь. Вот мимо меня, пробиваясь сквозь живую стену толпы, прошел рабочий с буденновскими усами. Молодцевато затянутый ремнем, с ладно сидящим на спине вещевым мешком, с винтовкой в руке, он напоминал мне красногвардейца времен Октября, каких я видел в кино. Здесь же группы студентов ленинградских в узов, молодых рабочих заводов «Арсенал», Металлического, «Красный треугольник»,.. Многие в кирзовых сапогах, брюках галифе и, несмотря на летнюю пору, в ватниках… Справка:

Майор

Год рождения — 1917. Место рождения: Калининская обл., Лесной р-н, д. Мосейково. В 1938 призван на срочную службу в РККА, с апреля 1941 года инструктор политотдела по комсомольской работе.

В июне 1941 добровольно ушел на фронт, назначен комиссаром батальона, командир разведгруппы  особого Ленинградского партизанского отряда. Проявил себя как талантливый организатор диверсий. Принимал участие в операциях по освобождению более 400 советских военнопленных, разгрома немецкого гарнизона под Старой Руссой, складов боеприпасов. С марта 1942 сотрудник Валдайской оперативной группы Ленинградского штаба партизанского движения.

В апреле 1942 направлен в Особый отдел Ленинградского фронта, с 1943 до конца войны служил в  УКР Смерш 2-го Прибалтийского фронта. В 1944 г. руководил легендарной операцией по захвату картотеки Абвера «Абверштелле — Остланд». Дважды тяжело ранен. Награжден боевыми орденами: Красной Звезды, Красного знамени, медалями «За отвагу». Почетный работник госбезопасности.

После войны до 1958 года служил в Особом отделе МГБ – МВД – КГБ ЛенВО.
Героические эпизоды по захвату рижского разведцентра описаны в книгах:  «СМЕРШ в тылу врага. Зафронтовая работа военной контрразведки», Юрия Ленчевского, «Военная контрразведка. Эпизоды борьбы», автор Анатолия Терещенко, неоднократных журналистских публикациях.

ФИЛЬМ О СОТРУДНИКЕ СМЕРШ ПОСПЕЛОВЕ М.А.

0