Сендецкая (Нахаева) Ольга Андреевна



Присоединись!
Добавил Сендецкий Владимир Федорович
Добавить ветерана!
Моя мать – Сендецкая (Нахаева) Ольга Андреевна – 1920 г.р., до начала войны работала в Институте экспериментальной медицины в Колтушах, Ленинградская область, где работал и ставил свои эксперименты на животных академик Иван Петрович Павлов. Моя мать видела, как И.П. Павлов ставил опыты на двух шимпанзе – Рафаэле и Розе. Эти эксперименты описаны в учебниках по психологии. Рафаэль быстро додумался соединять две палки и дотягиваться с одного плота, где он был, до другого, где были бананы.

После начала войны институт эвакуировался в тыл, и простые работники остались в Колтушах ни с чем. В конце августа у моей матери не было денег на покупку продуктов, да и продуктов в магазинах не было. Пожилые работники института посоветовали ей пойти в армию, где можно выжить, есть повезет, или погибнуть. Мать пошла во Всеволожский военкомат Ленинградской области и ее направили на курсы медсестер по линии Российского Красного Креста. Она училась на курсах два месяца, а в декабре была призвана в армию. В декабре она ездила в Колтуши в свой институт, и никого не узнала, т.к. люди от голода очень изменились.

С середины декабря 1941 года, когда иждивенцам давали на сутки по 125 грамм чего-то, похожего на хлеб, мать работала в каком-то госпитале в Ленинграде, а потом, в феврале 1942 года ее направили из окруженного города на Волховский фронт в 36 ОРМУ (Отдельную роту медицинского усиления). В роте надо было коротко обрезать волосы и намазать их керосином, чтобы не было вшей, наличие которых было обычным делом.

Задачей этой роты был прием раненых прямо с поля боя. Рота не лечила раненых. Она делала им перевязки и отправляла в тыл, оставляя записки со временем, когда поставлен жгут. Рота также выявляла членовредителей, которые не хотели воевать.
Мать была контужена в ходе немецкого артиллерийского обстрела госпиталя в районе деревни Жихарево и получила контузию. Она, контузия, проявилась через 40 лет потерей слуха. Ничего героического, просто удар вершиной дерева, отломанного взрывом немецкого снаряда при немецком же обстреле.

32 гвардейский тяжелый танковый полк прорыва (ТТПП), где служил мой отец Сендецкий Фёдор Тихонович, предназначался для прорыва фронта немецких войск. Для обработки раненых в ходе такого прорыва предназначалась группа «Отдельная рота медицинского усиления» 36.
Когда 32 гвардейский тяжелый танковый полк прорыва (ТТПП) вместе с 36 Отдельной ротой медицинского усиления перемещались вдоль нашего фронта, для наших солдат было понятно, что намечается прорыв, и какой исход будет для многих солдат и офицеров.

Тогда и познакомились мои мама и отец. Последнее воинское звание матери – старшина медицинской службы. В 1944 году мать была откомандирована с фронта по причине замужества и беременности. Известная тема в то время.

Когда И.В. Сталину сообщили, что в год с фронта откомандировывается до 500 тысяч беременных женщин, и спросили что делать, Сталин сказал, что надо радоваться. Он знало наших потерях в войне, а потому вопросы морали, если таковые и были, не были главными.

0