Мне было всего 4 года, но я помню, как началась война…

Публикуем воспоминания ветерана военной контрразведки полковника Иванова Юрия Дмитриевича, одного из первых советников в ДРА.

Юрий Дмитриевич автор стихов, обращений к ветеранам, ряда публикаций на нашем сайте:

МЫ ПРОШЛИ ЧЕРЕЗ ГОРЫ АФГАНА…

РАЗМЫШЛЕНИЯ ДОЛГОЖИТЕЛЯ

ДРУЗЬЯМ ПО АФГАНУ

Не смотря на возраст Юрий Дмитриевич отлично владеет компьютером, связывается с друзьями по скайпу, всегда заряжает своим юмором и оптимизмом.
Проживает под Выборгом.

Из письма, полученного после сообщения об увековечении памяти сотрудника ОКР СМЕРШ 99 Гвардейской СД Сафьянова Петра Васильевича:

“Александр! Благодарю за участие в этом благородном, важном и нужном деле, за вклад в увековечивание памяти нашего коллеги погибшего во время Великой Отечественной войны. Прошло более 75 лет с момента окончания самой страшной войны, но установление имен в период войны продолжается. Безусловно, все, кто погиб защищая Родину – герои. Я родился в Карелии в городе Олонце и твоя информация, о посещении моей малой Родины, побудила воспоминания о моих родственниках: – об отце, его четырех братьях, которые воевали на Карельском и Волховском фронтах. К счастью все они возвратились домой, в Карелию после окончания войны”.

Мой отец – Иванов Дмитрий Павлович, во время гражданской войны служил в частях ЧОН (части особого назначения), затем в 1939г. участвовал в войне с финнами.

В 1940 году папа вновь был призван в Красную Армию и направлен  на  Волховский фронт.  Затем воевал в составе  1-го Украинского фронта.  Он прошёл  боевой путь до Берлина, несколько раз попадал в госпитали по причине  ран  и болезней, где восстанавливался и возвращался на фронт. Так, в грохоте снарядов, бомб, свиста пуль, отец  мужал, набирался  боевого опыта.

Демобилизовался из Вооруженных сил в звании  майор. За подвиги он был награжден орденами «Отечественной Войны» – 1ой и 2ой степени, «Красной Звезды», медалями «За Боевые Заслуги», «За Победу над Германией и др.

Не по наслышке знаю я от папы о войне —
С боями он прошел до самого Берлина.
Они победу принесли родной стране!
Врагу сказали: «Мы непобедимы!»
Мне раньше искренне казалось,
Что папа будет долго жить,
Но, сожалению, праздник – ДеньПобеды
Он никогда уже не сможет больше посетить.
От нас уходят ветераны,
Их ордена лежат – как память,
Но вновь идёт Бессмертный полк,
И на портретах в орденах,
На нас глядят отцы и прадеды, и деды.
И в это праздник вся страна пойдет
В одном строю с ПОЛКОМ ПОБЕДЫ!!!

(стихи Иванова Ю.Д.)

В семейном архиве сохранится  копия  рапорта отца,  от  14 сентября   1945 года, на имя командования, с  просьбой  демобилизовать его из Вооруженных Сил  в связи с окончанием войны.
«Имея 44-летний возраст, шестерых детей и инвалида жену, будучи оторванным от семьи с 1938 года, ввиду нависшей над Родиной опасности. По окончании войны, по семейному долгу я обязан поддержать семью материально и духовно, дать детям образование и сносную жизнь. Проявлять повседневную отеческую заботу о детях, а жену освободить от непосильных трудов, стоивших ей здоровья по содержанию и воспитанию детей в столь тяжелые дни Отечественной войны. В случае мотивированного отклонения моего ходатайства о демобилизации, прошу Вас о предоставлении положенного отпуска для устройства семейных дел, по приведенным мотивам. Отпуском не пользовался более 7 лет, с 1938 года»

После окончания войны папа вернулся к семье только в ноябре 1946 года, был назначен директором нефтебазы в г. Кексгольм, Ленинградской области, ныне – Приозерск.
Благодаря усилиям мамы, а после войны и отца, все дети получили достойное образование.

До войны вся наша семья проживала в город Лодейное Поле, Ленинградской области местечко Янега, и мы всей семьей: – мама; – сестры Лира и Миля; братья – Толя, Валя и я, в апреле 1941 года родился младший брат Геня.

Мне было всего 4 года, но я помню, как началась война. Был летний день, и мы с сестрами и братьями с разрешения дедушки и бабушки пошли купаться на реку Свирь. Через некоторое время увидели какой-то самолет с крестами, который что-то сбрасывал вниз на город. Через несколько мгновений прозвучали оглушительные взрывы. Было очень страшно, мы побежали домой. Это была первая бомбежка, которая запомнилась на всю мою жизни. Вскоре домой прибежала взволнованная мама и плача сказала, что началась война. В ближайшие часы уходит поезд, и нам нужно срочно собрать вещи и предметы первой необходимости, количество которых на каждого человека ограничивалось. Взрослые не знали, куда нас отправляют. Было лето, и поэтому в спешке мы не взяли с собой теплые вещи и обувь, постельные принадлежности, книги, тетради, учебники. Нас быстро погрузили в товарный вагон – теплушку, в котором уже находилось два солдата и старшина, сопровождающие небольшой груз с военным снаряжением. Мы были взволнованы и голодны. Один из военных принес нам кусок хлеба, селедку и кипяток. Мама сказала нам: «Не отказывайтесь от того, что вам будут давать – мы теперь беженцы». По пути следования поезда было несколько взрывов, мы весь этот ужас переживали лежа в вагоне на нарах. Машинист поезда, при приближении вражеского самолета, предупреждал длинными тревожными гудками. Он периодически тормозил, затем снова увеличивал скорость. Во время одного из таких резких торможений, я упал со второй полки и приземлился в стоящий там круглый таз, который быстро закрутился, как юла, в сторону открытых выдвижных дверей теплушки, меня могло выбросить из вагона, но быстрая реакция старшего брата спасла от беды. По мере удаления поезда бомбежки прекратились.

В вагоне кроме военных находилась наша семья: мама, Иванова Вера Михайловна, ей было всего 34 года, и мы дети, две сестры, четверо братьев, и родители папы – дед Павел и бабушка Евдокия. Старшей сестре было 14 лет, а младшему брату всего 4 месяца. Через несколько дней прибыли на таёжную станцию Летнеозерская, Архангельской области. Война судьбой нас занесла в далекий и холодный полустанок, кругом тайга и бездорожье, да ветры злые, да крутой мороз. Летнеозерск спасал нас от войны, это был глубокий тыл. Нас увезли далеко от мест родных, но чувствовали себя, как на войне. В моей памяти, от «северного Нас разместили в 3-х небольших комнатах длинного барака. В населенном пункте электричество отсутствовало. Для освещения помещений использовались керосиновые лампы, а при отсутствии керосина – лучины. В доме было печное отопление. Воду приходилось приносить из колодца. Морозы были очень сильными, метели заметали дома под самую крышу. Все члены семьи познали голод, холод и нужду.

Как-то раз обратился я к маме, «расскажи, как жилось нам во время войны?»
Руки вздрогнули, взгляд напряженный.
Неожиданно, с горестным стоном
Из души вырвалось громкое – «О-ох».
Долго, трудно на севере жили,
Был и голод, и холод порой…
Только знали, отец не погибнет,
И домой он вернётся живой!
Он вернулся, он выжил, пришёл.
Был контужен, был ранен, но всё же
До Берлина тогда он дошёл!
Ордена и медали и раны
Были все у него на груди.
Рано боль и нужду все мы узнали,
Только всё уж теперь позади.
От любой напасти заклиная,
Защищала нас она от пуль и бед, Нет не Богоматерь, а земная, наша
МИЛАЯ, РОДНАЯ и СВЯТАЯ МАМА!
(стихи Иванова Ю.Д.)

В 1944 году я пошел в первый класс в одежде, перешитой с чужого плеча, а на ногах галоши. В школе учебников на всех не хватало. Писали карандашами и перьевыми ручками. Вместо чернил использовали чернику и сажу.

Папа был на фронте, поэтому основная нагрузка легла на плечи мамы. Её, как специалиста по финансам, взяли на работу в бухгалтерию местного леспромхоза, зарплата была мизерная. Мама проявляла заботу о каждом из нас. Ей нужно было всех успокоить, одеть, накормить и уложить спать. Она сумела сплотить семью и приучить нас, детей, к труду и бережному отношению друг к другу. Мы все вместе пилили, кололи и заготавливали на зиму дрова, ходили в лес за грибами и ягодами, а также на рыбалку.

Весной 1942 года дружно сажали глазками картошку (сейчас, наверняка, никто так не делает), а потом убирали ее. На зиму делали заготовки ягод, грибов, сена, веников. Местные жители по-доброму относились к нам, бескорыстно помогали, чем могли. Соседи подарили маленькую козочку, которая выросла и стала давать молоко. Эти и другие воспоминания детства, сохранились в моём сердце и в памяти навсегда. Тяготы и суровые условия жизни семьи во время войны и после неё, переживания за отца, забота о детях и близких, подорвали здоровье мамы. В 1974 году она скоропостижно скончалась от обширного инфаркта, на 64 году жизни. Она была превосходной мамой, неутомимой труженицей, надёжной боевой подругой и спутницей в жизни папы. Эта трагедия ещё крепче сплотила всех нас.

Как рано все мы повзрослели, печальные дети войны,
Со страхом, тревогой всегда вспоминаю начало той жуткой войны,
Как ехали все мы в товарных вагонах, на север, подальше от взрывов и пуль.
Нас встретил далекий, таёжный поселок и спас нас от страшной войны.
И здесь, мы мальчишки, впервые познали, все ужасы страшной войны.
В те годы детства не было отдельно, а были вместе — детство и война.
Я помню, как голодно, трудно мы жили, как хлеб мы на ровные дольки делили.
Как вкусен кусочек был тот, сравниться с ним мог только торт.
Все дружно сажали картошку «глазками», в тайге собирали бруснику, грибы.
В чужом и далеком поселке далёком, нам снились тревожные сны,
Как будто встречаются детские годы с жестокой и страшной войной.
Я помню и голод, и холод, замерзшую воду в ведре,
Дрожащий свет коптилки, который гас, нас изумляя и пугая,
Мы плохо верили в тот час, что раньше жизнь была друга.
Мы постоянно ждали писем с фронта, они от папы приходили редко,
Читали их мы вместе всей семьей, и ждали возвращения отца домой.
Года пройдут, но эти дни и ночи, придут не раз во сне тебе и мне.
И, пусть мы были маленькими очень, мы тоже победили в той войне.
Мы те, которые без детства повзрослели, мы дети, обделенные войной.
Я помню нежные и ласковые руки мамы, и голос папы, и его черты.
Вы много сделали для нас родные, чтоб мы могли спокойно жить, учиться,
И в этих трудностях всем выжить – «прорасти».
Спасибо, что заботу проявляли и помогли не сбиться нам с пути,
Всегда умело наставляли и наши жизни сберегли.
Нам нужно сделать всё, чтоб истины все эти – правнукам и внукам донести.

(Строфы, написанные Белым стихом, Ю.Д. Иванова, декабрь 2020)

Воспоминания о послевоенной жизни.

Воспоминания душу бередят,
И вновь, и вновь я возвращаюсь в детство.
Я помню двор, друзей и всех ребят,
Живущих по соседству.
Я помню игры – “городки, “лапту”.
Я помню “жмурки”, деревянный “чижик”,
И ножички, блестевшие в полёте.
И “казаков-разбойников” до ночи.
Всеобщее и грозное: ” Ура”.
Как пахли полевые и красивые цветы,
И как была прекрасна бочка с квасом!
А вобла! Это ж был деликатес,
Из нашего безоблачного детства.
И лучше всех пирожных – чёрный хлеб,
Политый щедро ароматным маслом,
А сверху соль, да лук от разных бед,
Теперь сказали бы, что это “классно”.
Сейчас так много сладостей любых,
А я всё вспоминаю те, из детства,
С изюмом россыпь “камушков морских”,
Есть “Кара-Кум” не позволяли средства.
Был очень-очень тёплым летний дождь,
Мы босиком по лужам без оглядки,
Потом до темноты играли в “прятки”.
Я помню ёлку с игрушками, конфетами, шарами!
Нас мама приглашала всех к столу,
Который был заставлен пирогами!
Катались с крыши, прыгая в сугроб,
Штаны в сосульках, жались к русской печке.
Мы вырасти мечтали поскорее.
Всех нас сплотил общеполезный труд,
По сбору металлолома и макулатуры,
А также по уборке свёклы и родной картошки!
Мы ссорились, мирились и влюблялись,
Когда на “четверть”, а когда на год.
Отец не часто вспоминал войну,
Но и забыть те годы было сложно.
Вернулся с фронта, грудь в наградах.
Теперь в “бессмертном он полку”.
Как быстро юность пронеслась.
Как быстро пролетели наши годы,
Но вечно память жить, увы, не может,
Как жалко нам прошедших жизни дней,
Но их вернуть никто нам не поможет.
Уже подкралась старость близко
И время не вернется вспять,
Я в жизни очевидно переторопился,
А надо было постепенно замедлять.

(Стихи Иванова Ю.Д., 1 марта 2021)

0